1 января штаб-квартира Ордена Феникса подвергается атаке со стороны Пожирателей Смерти. Атакам подвергнуты дома орденцев, мирных жители Лондона.
2 января атака на Министерство Магии. Массовая гибель аврората и главы Аврората Руфуса Скримиджера. Алекто Кэрроу убивает Эшлинг О´Флаэрти. Однако погибают Алексиус Яксли и Бартемиус Крауч Старший.

BEST EPISODE: keep your love

«Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда. Рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца. И Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы. И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой, тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца.» Суждено ли сбыться этому пророчеству теперь, когда Орден фактически отдал бразды правления в руки Пожирателей Смерти?

НУЖНЫ:
s.trelawneyx. lovegoodmoodya.roockwoodapostles (!)

АДМИНИСТРАЦИЯ:
Karu FlynnAlecto CarrowZane NottPeter PettigrewDorcas Meadowes

роливнешностиработанужныехронология

part I. Предательство.
обновляем лз

Marauders. No Mercy

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. No Mercy » INTERNATIONAL MAGICAL COOPERATION » The Last Spell


The Last Spell

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

http://s5.uploads.ru/zvfVn.gif

0

2

ПОХОРОНЕННЫЕ ЗАЖИВО

http://sh.uploads.ru/OBAvU.png

Холодные стены больницы, отвратительный сладковатый запах разлагающейся плоти, мертвецы... Все это в подвалах больницы Св. Мунго, где даже у лимонного халата целителя есть свое объяснение. Желтый - это же болезнь? Это же нездоровые пятна, забирающиеся под ногти и выгрызающие жизнь с конца. И до самого сердца. Желтый - это старость стен. Даже у больницы есть кожа. А еще везде уши. Слушайте, слушайте, и вы услышите тайны. Но я не обещал вам возвращения из Холодильника. Почувствуйте июльский холод на своей коже, пальцы на запястье, незаметный взгляд из-за угла и шепот с дыханием на шее.
Гуманизм? Он для людей, а мы называем себя несколько иначе. Узнаете, если пройдете все.

Отредактировано crucio (Сб, 6 Авг 2016 16:32:39)

+1

3

4


THE FIRST MONTH
http://s020.radikal.ru/i708/1608/4a/906df4e62e4b.jpg
исповедь дурака

- Как тебе семейная жизнь? Яйца ещё не трещат от железного кольца?
- Слушай, сейчас правда не лучшее время, - как бы оправдываясь, заговорил он, - Уже поздно, Лили устала, и нам нужно успеть утром на рыбную ярмарку в Корнуолл, так что...
- А когда будет подходящее время, Поттер? Может быть завтра? Или нет, подожди, ты ведь занят. А что делаешь потом? Раскручиваешь клубки для вязания Лили? Лучше бы ты умер, Джеймс.

0

5

http://s7.uploads.ru/HAEO8.gif
Полнолуние, мои пушистые друзья. Пойдемте повоем вместе на одну луну, утолим свой голод, загоним зверя, ответим жестокостью на колющий выпад этого мира. Помните, что он с нами сделал? Помните, как отверг, оставив срывать ногтями кожу от беспомощности? Но в полнолуние мы отомстим. Мы последуем за нашим вожаком по следам укротителей, пожелавших надеть на нас ошейник из подписей на пергаменте, и выкупим свободу кровью на клыках. Наша песня будет самой длинной. Мы верим только себе.


С 17.08 до 17.09 персонажи по акции act.o5 "Ещё не зверь, уже не человек"
и больные ликантропией проходят мстить и рвать по упрощенному шаблону

0

6

http://sa.uploads.ru/qRJ4b.png
АМОС ДИГГОРИ ИЩЕТ СВОИХ БРАТЬЕВ!

+1

7

РАЗЫСКИВАЮТСЯ!

http://www.eonline.com/eol_images/Entire_Site/2015220/rs_600x300-150320154906-58492_Royals_SultryLiam_GIF.gif

https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2015-05/25/16/enhanced/webdr04/anigif_enhanced-buzz-15949-1432585862-22.gif

Фрэнк Логботтом

Эдвард Бернс

ПО ЗАЯВКАМ ИГРОКОВ!

http://24.media.tumblr.com/62812b98afdc4e25594ff6c2ffb2d53a/tumblr_mm6fkxpUty1qcra4yo1_500.gif

http://img15.hostingpics.net/pics/681109tumblrml7btzOP821rzjlb4o1500.gif

Гюнтер Раух

Арес Диггори

0

8

Тень не выбирают, Тени позволяют стать Тенью те, кто зажигает фонари.

http://keeno.tv/upload/iblock/403/4033b07fae4a84d3b373021a33a47b91.jpg
Colin Andrew Firth

Бартемиус Крауч Старший
отец, начальник Департамента по магическому законодательству

ВОЗРАСТ:
47 лет ( только, пожалуйста не моложе сорока );

СТОРОНА:
Министерство Магии

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, в ней указан скайп. Принимается заявка с пояснительным сообщением, где соискатель ответит на вопрос "почему я ненавижу Крауча Младшего?"

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

каким должен быть английский джентельмен? Таким как вы, папа, несомненно таким как вы. Даже магловский костюм на вас сморится как эталон элегантности, только посмотрите на себя в зеркало. Идеально ровные усы, четкий пробор, туфли блестят, словно их эльфы вылезали, жилеточка и часы на тонкой цепочке. Вашими разговорами о погоде можно объявлять войну, а мягкой улыбке не стоит доверять. Вы, Бартемиус, карьерист каких еще поискать нужно, ваша репутация безукоризненна и слава о вас гремит на десять отделов вперед. Опрятный, холодный педант, любящий власть и не гнушающийся ей. Жестокий? Да, это о вас, но, как вы любите отвечать своей жене? Ах да: "в темное время именно такие люди и нужны гос аппарату". Друзья, мистер Крауч? О, их у вас еще меньше, чем у Лорда любимчиков, зато полезных знакомств - хоть отбавляй. Регламент аристократа и чиновника усвоен вами многим лучше, чем слово "человечность". Вас боятся и вам завидуют, но разве можно завидовать человеку без сердца? Не знаю, как с вами уживались сестры, как вас полюбила матушка, но жить с вами в одном особняке - сплошная пытка. Пожалуй, даже большая, чем каждый раз представляясь новым знакомым, отмечать, как было тщеславно и умно с вашей стороны назвать меня по своему образу и подобию

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

я вас, папенька, ненавижу так страстно, что если эту ненависть пустить как топливо - половина острова забудет о том, что такое свечное освещение. Но никогда этого открыто не признаю. Мне хочется быть таким как вы, мне хочется превзойти вас. Я жаден до вашего внимания и одобрения и так де самовлюблен, как и вы - этого с первого взгляда не углядеть, но вы попробуйте хоть раз обмолвиться со мной чем-то большим, чем парой сухих фраз и все поймете. Сдается мне, я не оправдал каких-то ваших ожиданий, так скажите же это! Объясните, чем я вам так не мил? Знаете, мне пока все еще нужен отец, я ведь еще не пропал.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

у меня для вас предложений - не вспаханное поле. Предлагаю вам отыграть принятие ужесточающий реформы, позволившей мракоборцам использовать непростительные заклинания и убивать подозреваемых, есть вариант обсудить недавнюю поправку об оборотнях, есть о чем поговорить в плане правопорядка - слыхали, тут маглы недавно теракт учудили? Вы человек, слово которого может быть приравнено к смертному приговору без каких-либо доказательств, вы знаете, какие горы можете свернуть в наше время, м? Я, кстати, тоже шмыгнул в Министерство, но вы так отчаянно пытаетесь меня отсюда выжить, что спасает лишь протекторат Диггори и прилежная работа, почему бы не разыграть подобный конфликт? Я уж не говорю о том, что наши отношения толкают нас на рельсы увлекательных психологических игр на конфликте "отцы и дети". В Министерстве есть интересные персонажи, вы не останетесь без игры. А может вам захочется присмотреться к Ордену Феникса? Вы знаете, у вас ведь пол аврората в нем состоит. А может заинтересует погоня за Пожирателями из-за кулис? Ну или попытка найти лекарство от недуга любимой жены? Вы, папенька, только приходите - без игры не оставим.

Пример игры

В море соли и так до чёрта,
Морю не надо слёз

Некоторые считают, Бартемиусу не стоит говорить, что он прежде уже сидел в Азкабане. Три недели, три недели потребовалось его матери для того, чтобы найти способ вытащить сына из темницы, хотел он того или нет. Здесь обычно сидели не годами или днями, здесь просиживали жизни, а сколь долгими они были зависело лишь от божественного проведения, но это даже не важно, это не умаляет тех трех недель. Время в Азкабане было слишком относительным понятием: кто-то сходил с ума при одном только виде камеры, кто-то слишком долго находился под дементорским конвоем, теряя интерес ко всему, а кто-то был настолько пуст, что заключение уже ничем не могло ему навредить. Барти не помнил, что именно сломало его, но ясно знал, что это место было опасно для всех, к нему не стоило приближаться ближе, чем на пушечный выстрел. Тюрьма сжирала своих жертв без разбора, превращая в бледную траву, что ни разу не видела света, живя под гнетом камня - тюремщики и заключенные были перед лицом этой жестокости равны. И самое главное, отсюда нельзя было сбежать, нельзя укрыться. Абсидиановые стены уничтожали надежды, желания и свободу, превращая эти слова в насмешки, в тени. Не важно, сколько ты здесь просидел. Азкабан оставался в тебе навсегда, отправляя сердце смертоносной скверной.
Даже смерть не была спасением. Среди арестантов ходила легенда, что каждый умерший в камере оборачивался дементором и навеки вечные оставался за толстыми стенами, сдерживавшими натиск морских волн день ото дня. Узники тщетно пытались утолить жажду жизни и вернуть радость, которой их лишили, вместо этого сами отнимали бесценную драгоценность у вчерашних соседний. Они жрали чужие эмоции и воспоминания пока их жертвы не умирали, пополняя ряды призрачных тюремщиков. Вечная система контроля - создатели тюрьмы не были дураками и знали в пытках толк.
Бартемиус Крауч младший, и теперь единственный, сидел в углу и лениво слизывал соль с каменных стен. Коохотные кристаллы выжигали связки, лишая возможности долгих разговоров, они будили жажду, дополнительно истязая заключенного. Он упирался лбом в стену и не имел и малейшего желания поднять голову к узкому окну под потолком, очередной насмешке в адресс свободы. Ему хотелось вжаться в тень, хотелось в ней раствориться и забыться, но не получалось. От него все еще чего-то хотели, им для чего-то все еще нужен был его разум, разве не потому его оттащили от дементора, на которого юноша сам бросился? Они хотели, чтобы Барти говорил. Все и всегда от него что-то да хотели, а он никогда не оправдывал надежд и каждая его победа облачалась в мантию поражения.
Победителей не судят, в очередной раз повторял себе Крауч и был с этим целиком и полностью согласен. Только себя победителем он так и не считал, и не важно, что он там выкрикивал, в истеричным припадке. Лично я не считаю тебя героем. Я тоже. В его голове голос Дамблдора звучал еще более мерзко, чем на самом деле. Мужчина облизал губы, медленно закрывая глаза, и отвернул голову в сторону решетки, но никуда толком не смотрел.
Темнота слепила, темнота выжигала сознание. Раньше Барти ее боялся, постоянно зажигал лампу на ночь, опасался мыслей -  извечных спутников ночи, но теперь и они не могли задеть струн его обглоданной и изувеченной души. Волшебник пялился перед собой и думал, как умирала его мать, прокручивая их встречу раз за разом, убеждая себя в том, каким чудовищем на самом деле являлся. Оставить больную женщину в этой просоленной сырости, купившись на слова о любви. Мой мальчик, я хочу, чтобы ты жил, ты достоин лучшего, помни, мама любит тебя. Ее пальцы дрожат, превращаясь в сыновьи, бедная женщина целует свои собственные виски, пока становится им, а он - ей. Они прощаются.
Холод целует кости.
Барти медленно поднимает веки, но во мраке не видно живого блеска белков глаз, в темноте не различить ни лопнувших каппеляров, ни глубоких синяков под глазами. Он облизывает пересохшие губы и методично бьется виском о камень, сохраняя амплитуду волн. Где-то там, в мифическом мире под названием "воля", хищно кричат жирные чайки.
По коридору разносится глухой перестук - это новенькие пытаются донести вести. Они еще не смирились со своим одиночеством и пытаются делать вид, что все они единый живой механизм. Этот энтузиазм задохнется не сразу, ему нужно какое-то время, прежде чем осмелиться наложить на себя руки. Не азбука Морзо, это что-то другое. Костлявый стук восьмиста девяти рук. Язык Азкабана, им быстро проникаешься, если ценишь рассудок. Пленники возбужденны, многие из них впервые видят посетителя. Это дает некоторым надежду - для остальных же лишь подчеркивает обреченность.
Мой мальчик, это мой мальчик. Голос Амоса всегда в голове, он не отпускает волшебника ни на секунду, раз за разом вскрывая рану и щедро осыпая ее солью, поэтому тот не сразу понимает, что слышит его наяву, за пределами собственной черепной коробки. Смотритель что-то бурчит, затем повторяет настойчивее, а после и вовсе кричит. Мужчина едва заметно вздрагивает и бездумно смотрит в обжигающий глазные яблоки луч света, практически не щурясь. Открывает рот, но с минуту ничего не говорит, а потом криво улыбается.
- Здравствуй... Амос, - его имя всегда имело для Крауча слишком много значений, звучало особенно, не так, как другие. Так звучало имя матери, так звучало имя Софи, так сердце отзывалось на всех тех, кого волшебник смел любить и кого загубил. Если бы мог, Бартемиус сжал бы руки в кулаки, но тюремная роба, больше подходящая под описание смирительной рубашки, не позволяет. Ремни туго сжимают грудь, плечи уже давно онемели и вряд ли захотят слушаться, а кровь из кистей давно ушла, впиваясь в нутро острой болью сотни игл. Мужчина вновь бросает голову к стене, не в силах сдержать бега слез, - ко мне нельзя посетителей, я очень и очень опасный преступник, - говорит он на манер умалишенного ребенка, бездумно повторяющего слова взрослых и на лице Барти отражается гримаса апатичного безумия, - я пытал Долгопупсов, свел их с ума, я помог Лорду воскреснуть! Ко мне нельзя посетителям, я очень и очень опасен. Последний мой посетитель подох в тюремной камере вместо меня, товарищ Аврор, уведите его отсюда.
Голос хрипит, голос скребется, как металическая губка о стекло. Щеки волшебника блестят от слез и он бросает косой взгляд на Диггори, ради которого и разыгрывает этот омерзительный спектакль. Пусть он уйдет, пусть он оставит его одного, пусть запомнит молодым и веселым парнем, а не этим оплавленным оловянным солдатиком, искареженным зубьями жизни. 
- Уходи. Отцы не приходят навещать убийц своих сыновей. Пожалуйста.

вы слишком великодушны, чтобы играть с моим сердцем.

http://www.multikino.com/img/news/n_8337/Lq8jHd77KjYgamP0dDPjYw-article.jpg
Emma Thompson

Матильда Эмилия Крауч
горячо любимая матушка, светская леди

ВОЗРАСТ:
от сорока до сорока семи

СТОРОНА:
семья;

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровна;

СПОСОБ СВЯЗИ:
напишите в гостевой ответ на простой вопрос "почему я люблю сына" и мы подберём любой удобный для вас способ связи

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Никто не осмелится заикнуться о том, что брак Краучей неудачен и ни у кого в жизни язык не повернется назвать Матильду "бледным гиацинтом", а ведь молва без устали твердила, что лишь подобные дамы будут хорошей партией для Бартемиуса, в ту пору, еще единственного. Нет, эта волшебница далеко не кроткая, запуганная дама, сгибающаяся под тяжестью пышных кос да грузом длинных ресниц, хоть и до темперамента испанских дон ей ой как далеко. Матильда являет из себя пример образцовой жены: умна, сдержана, воспитана и красива. Если было бы необходимо подобрать одно слово, которое смогло бы характеризировать волшебницу лучше всего, то лучше чем "уравновешенность" вряд ли удалось что-нибудь сыскать.
В школьные годы она не сильно выделялась среди сверстниц - как в вопросах успеваемости, так и в остальном - да и звезд, собственно, с неба хватать не собиралась. Матильда знала, что выйдет достойной женой и прекрасной матерью и весь свой смысл, пожалуй, видела исключительно в этом. Однако, это вовсе не значит, что перед вами закостенелая домохозяйка, с которой и поговорить-то не о чем, чья голова пуста, а улыбка бездушно. Родом из чистокровной, хоть и не богатой семьи - достаток родной фамилии быть чуть больше чем выше среднего - она не собиралась сидеть , сложив белы рученьки и ждать у калитки принца.
Матильда является учредителем ни одного и даже не двух благотворительных фондов. Она умело располагалась фамильным капиталом, извлекая максимальную выгоду для общества и для семьи. Нередко от её имени проводятся благотворительные вечера и всеразличные кампании по обеспечению малоимущих детей всем необходимым для того, чтобы отправить ребенка в школу, помочь возместить ущерб, нанесенный очередным нападением Пожирателей, несчастным случаем или прочим катаклизмом. Она привлекала внимание общественности к драконьей оспе и детскому рахиту и что важно, усилия её не уходили в пустую. Девонширская роза, как частенько называли в газетах. Неудивительно, что на неё обратил внимание Бартемиус Крауч.
Был ли между ними пылкий роман? Возможно, однако, глядя на старшего Крауча сложно заподозрить волшебника в наличие хоть каких-либо чувств и желаний, кроме карьерного роста. Однако, они оба любили и любят друга-друга. Рассудительная Матильда не перечит супругу, однако, в ситуациях, когда категорически с ним не согласна, старается направить волшебника на нужную тропу, что свойственно всем мудрым женщинам. К ворчанию и эмоциональной скупости супруга она не столько привыкла, сколько научилась понимать и принимать. Матильдой движет любовь, практически святой женщины, которая знает своему слову место и время. Она не станет искать скандала, она не будет изображать из себя оскорбленную невинность, что многие сочли бы верной тактикой. Ей известна сила иронии и рассудительности, доброта и твердость.
Со всей ответственностью заявляю - Матильда Крауч самая прекрасная женщина на земле. 

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Нет во всей Магической Британии другого такого сына, который будет любить свою мать так, как это делает Барти младший и это далеко не преувеличение. Я действительно люблю Матильду до беспамятства. Для вас, матушка, и горы сверну и реки вспять оберну - да что попросите, то и сделаю. Вы только придите, пожалуйста. У нас сейчас некоторый разлад в семье - отец и вовсе становится невыносимым белым воротничком, а сын уходит из дома. Пожалуй, лишь вы способны что-то изменить, мама.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Вы, наверное, испугались - взрослый персонаж, домохозяйка на страже родового гнезда, да еще и сын, в будущем Пожиратель, а мужа пока не видать на горизонте активной игры. Напрасно, волшебная, совершенно напрасно. По мимо того, что с появлением Барти Крауча Старшего ( на что я уповаю не меньше, чем на ваш приход ) появиться возможность отыграть трогательную историю их знакомства и становление самой семьи, я могу вам уже сейчас предложить с десяток сюжетов. Вы можете связать свою жизнь с Орденом Феникса, можете учредить фонд в поддержку больных ликантропией, а может у вас в палочке сердцевина из пера Феникса - тогда самое время начать расследование о том, почему она прекратила работать. И это при том, что я вам гарантирую игру о непростых отношениях матери и сына, ведь мы с вами знаем, что нам обоим уготовал канон.
Вы совершенно точно не останетесь без соигроков, а милейшая Эмма выглядит фактически безупречно.
Вдохновиться можно фильмом "Реальная любовь", "Бриджит Джонс 3", можно прочесть что-нибудь из Остин - вы точно не потратите время впустую.

Пример игры

В море соли и так до чёрта,
Морю не надо слёз

Некоторые считают, Бартемиусу не стоит говорить, что он прежде уже сидел в Азкабане. Три недели, три недели потребовалось его матери для того, чтобы найти способ вытащить сына из темницы, хотел он того или нет. Здесь обычно сидели не годами или днями, здесь просиживали жизни, а сколь долгими они были зависело лишь от божественного проведения, но это даже не важно, это не умаляет тех трех недель. Время в Азкабане было слишком относительным понятием: кто-то сходил с ума при одном только виде камеры, кто-то слишком долго находился под дементорским конвоем, теряя интерес ко всему, а кто-то был настолько пуст, что заключение уже ничем не могло ему навредить. Барти не помнил, что именно сломало его, но ясно знал, что это место было опасно для всех, к нему не стоило приближаться ближе, чем на пушечный выстрел. Тюрьма сжирала своих жертв без разбора, превращая в бледную траву, что ни разу не видела света, живя под гнетом камня - тюремщики и заключенные были перед лицом этой жестокости равны. И самое главное, отсюда нельзя было сбежать, нельзя укрыться. Абсидиановые стены уничтожали надежды, желания и свободу, превращая эти слова в насмешки, в тени. Не важно, сколько ты здесь просидел. Азкабан оставался в тебе навсегда, отправляя сердце смертоносной скверной.
Даже смерть не была спасением. Среди арестантов ходила легенда, что каждый умерший в камере оборачивался дементором и навеки вечные оставался за толстыми стенами, сдерживавшими натиск морских волн день ото дня. Узники тщетно пытались утолить жажду жизни и вернуть радость, которой их лишили, вместо этого сами отнимали бесценную драгоценность у вчерашних соседний. Они жрали чужие эмоции и воспоминания пока их жертвы не умирали, пополняя ряды призрачных тюремщиков. Вечная система контроля - создатели тюрьмы не были дураками и знали в пытках толк.
Бартемиус Крауч младший, и теперь единственный, сидел в углу и лениво слизывал соль с каменных стен. Коохотные кристаллы выжигали связки, лишая возможности долгих разговоров, они будили жажду, дополнительно истязая заключенного. Он упирался лбом в стену и не имел и малейшего желания поднять голову к узкому окну под потолком, очередной насмешке в адресс свободы. Ему хотелось вжаться в тень, хотелось в ней раствориться и забыться, но не получалось. От него все еще чего-то хотели, им для чего-то все еще нужен был его разум, разве не потому его оттащили от дементора, на которого юноша сам бросился? Они хотели, чтобы Барти говорил. Все и всегда от него что-то да хотели, а он никогда не оправдывал надежд и каждая его победа облачалась в мантию поражения.
Победителей не судят, в очередной раз повторял себе Крауч и был с этим целиком и полностью согласен. Только себя победителем он так и не считал, и не важно, что он там выкрикивал, в истеричным припадке. Лично я не считаю тебя героем. Я тоже. В его голове голос Дамблдора звучал еще более мерзко, чем на самом деле. Мужчина облизал губы, медленно закрывая глаза, и отвернул голову в сторону решетки, но никуда толком не смотрел.
Темнота слепила, темнота выжигала сознание. Раньше Барти ее боялся, постоянно зажигал лампу на ночь, опасался мыслей -  извечных спутников ночи, но теперь и они не могли задеть струн его обглоданной и изувеченной души. Волшебник пялился перед собой и думал, как умирала его мать, прокручивая их встречу раз за разом, убеждая себя в том, каким чудовищем на самом деле являлся. Оставить больную женщину в этой просоленной сырости, купившись на слова о любви. Мой мальчик, я хочу, чтобы ты жил, ты достоин лучшего, помни, мама любит тебя. Ее пальцы дрожат, превращаясь в сыновьи, бедная женщина целует свои собственные виски, пока становится им, а он - ей. Они прощаются.
Холод целует кости.
Барти медленно поднимает веки, но во мраке не видно живого блеска белков глаз, в темноте не различить ни лопнувших каппеляров, ни глубоких синяков под глазами. Он облизывает пересохшие губы и методично бьется виском о камень, сохраняя амплитуду волн. Где-то там, в мифическом мире под названием "воля", хищно кричат жирные чайки.
По коридору разносится глухой перестук - это новенькие пытаются донести вести. Они еще не смирились со своим одиночеством и пытаются делать вид, что все они единый живой механизм. Этот энтузиазм задохнется не сразу, ему нужно какое-то время, прежде чем осмелиться наложить на себя руки. Не азбука Морзо, это что-то другое. Костлявый стук восьмиста девяти рук. Язык Азкабана, им быстро проникаешься, если ценишь рассудок. Пленники возбужденны, многие из них впервые видят посетителя. Это дает некоторым надежду - для остальных же лишь подчеркивает обреченность.
Мой мальчик, это мой мальчик. Голос Амоса всегда в голове, он не отпускает волшебника ни на секунду, раз за разом вскрывая рану и щедро осыпая ее солью, поэтому тот не сразу понимает, что слышит его наяву, за пределами собственной черепной коробки. Смотритель что-то бурчит, затем повторяет настойчивее, а после и вовсе кричит. Мужчина едва заметно вздрагивает и бездумно смотрит в обжигающий глазные яблоки луч света, практически не щурясь. Открывает рот, но с минуту ничего не говорит, а потом криво улыбается.
- Здравствуй... Амос, - его имя всегда имело для Крауча слишком много значений, звучало особенно, не так, как другие. Так звучало имя матери, так звучало имя Софи, так сердце отзывалось на всех тех, кого волшебник смел любить и кого загубил. Если бы мог, Бартемиус сжал бы руки в кулаки, но тюремная роба, больше подходящая под описание смирительной рубашки, не позволяет. Ремни туго сжимают грудь, плечи уже давно онемели и вряд ли захотят слушаться, а кровь из кистей давно ушла, впиваясь в нутро острой болью сотни игл. Мужчина вновь бросает голову к стене, не в силах сдержать бега слез, - ко мне нельзя посетителей, я очень и очень опасный преступник, - говорит он на манер умалишенного ребенка, бездумно повторяющего слова взрослых и на лице Барти отражается гримаса апатичного безумия, - я пытал Долгопупсов, свел их с ума, я помог Лорду воскреснуть! Ко мне нельзя посетителям, я очень и очень опасен. Последний мой посетитель подох в тюремной камере вместо меня, товарищ Аврор, уведите его отсюда.
Голос хрипит, голос скребется, как металическая губка о стекло. Щеки волшебника блестят от слез и он бросает косой взгляд на Диггори, ради которого и разыгрывает этот омерзительный спектакль. Пусть он уйдет, пусть он оставит его одного, пусть запомнит молодым и веселым парнем, а не этим оплавленным оловянным солдатиком, искареженным зубьями жизни. 
- Уходи. Отцы не приходят навещать убийц своих сыновей. Пожалуйста.

0

9

П О Ж И Р А Т Е Л И   С М Е Р Т И

http://savepic.ru/11222665.png

п о с л е д н и й   ж е   в р а г   и с т р е б и т с я  —  с м е р т ь

Они держат в страхе Магическую Британию, слава о них медленно ускользает за границы материка и вот уже о Пожирателях пишут зарубежные СМИ. Их называют Чумой двадцатого века, с ними борются, но день за днём терпят поражение: теряя одну голову они обретают две новые взамен. Они развязали войну и фронт её перестал быть невидимым давным давно. Вы можете верить ледокоиновым речам Министерства, можете тешить себя иллюзией защищенности, но разве вы не видите, что улицы Лондона залиты кровью? Мы стоим по колено в ней, а они смеются, поправляя маски точно короны. Смерть для них не просто развлечение, она источник силы, амброзия, божественный нектар, а аппетит всегда приходит во время еды.
Они - Пожиратели Смерти и конец уже близок.

C 23-ого сентября по 23-ие октября  объявлен упрошенный приём для Пожирателей Смерти;
Предложение распространяется на каноничных и авторских персонажей, особенно ждём тех, кто указан в акции.

http://i99.beon.ru/24.media.tumblr.com/tumblr_m8wz3lh0uM1ramwa4o3_250.gif

с п и с о к   к а н о н и ч н ы х  ф а м и л и й
Гойл | Джагсон | Крэбб | Лестрейндж | Нотт | Пиритс | Роули | Розье | Руквуд | Селвин | Трэверс | Эйвери |  Яксли 

0

10

Добра и зла не существует. Есть только сила, есть только власть, и есть те, кто слишком слаб, чтобы стремиться к ней.

http://bilshe.com/uploads/images/bilshe/kxanje3.jpg
Джим Парсонс | Jim Parsons

Квиринус Квиррелл
практикант магловедения

ВОЗРАСТ:
двадцать лет

СТОРОНА:
нейтралетет

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Все, за что бы не принимался молодой человек, оставалось каким-то... невразумительным. Он от рождения был умным, смышленым мальчиком, но излишняя любовь матушки превратила его в изнеженного ребёнка и от того, когда в Хогвартсе нужно было смело ловить в карман звезды с неба, он оставался вечно сомневающимся, стеснительным мальчиком. Он никогда не тянул руку первым, старался оставаться в тени, но каждый раз жалел, что никто его толком не замечает, а если замечают, то не восхищаются его умом, находчивостью и прочими личностными качествами, а подтрунивают и задевают, мол для чего волшебнику складывать рубашки по степени их жесткости? Квиринус всегда и во всем любил и любит порядок, эта любовь доходит чуть ли не до мании. Обладатель колоссального ума и феноменальной памяти, Квиррел не раз страдал от насмешек молодых волшебников, для которых оставалась загадкой излишняя собранность, организованность и скромность. В общем, вы, наверное, понимаете, почему в школе над ним смеялись.
Удивительно, но после окончания обучения Квиринус без лишних колебаний принял решение связать свою жизнь с преподавательской деятельностью. Прожив всю свою жизнь в магловской среде, он накопил достаточно опыта и был вполне компетентен для того, чтобы занять должность преподавателя, однако в виду мягкого характера не соответствовал необходимым качествам до конца, от того и значится нынче лишь как практикант. Однако, это волшебника не огорчает. Как это обычно бывает с мальчишками, которых всю жизнь третировали и задирали, он хотел стать сильнее, от того начал интересоваться заклинаниями, которые не входили в курс школьной программы. Накатанная дорожка привела его к Тёмным Искусствам. Подобные практики крайне категорично расцениваются в Англии, а вот некоторые мало-развитые страны не стесняясь о них говорят. Квирелл начал путешествовать - поднакопить опыт, расширить кругозор, мир посмотреть. Его интерес был вполне логичен и понятен, никто не задавал лишних вопросов, ведь никому и в голову не могло прийти, что этот скромный юноша может выпытывать у аборигенов тонкости обрядов тёмной магии. Так он и живет после выпуска - полгода в странствиях - благо, собранные после продажи дома и маггловского имущества средства позволяют - полгода обитает в Англии, совершенствуясь в педагогической деятельности. И пока он даже малейшего понятия не имеет, какая судьба ему уготована.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я думаю, мы толком еще не сталкивались, но уверен, что игра это исправит. Не важно, что вы выберете в качестве приоритета - мы будем вас ждать и любить и вообще-вообще.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Канон говорит нам о том, что Квиррелл мог колдовать по щелчку пальцев, и палочка ему была не нужна. Мне кажется, что перед нами явный пример триккера, который смог овладеть палочкой, а это, стоит признаться, редкость. Еще вы знаете язык троллей и вообще очень интересный персонаж. В игре можно будет присоединиться к лагерю Пожирателей, а можно сделать свой путь к сторонника Лорда очень долгим - было бы желание. Так или иначе, скучать и сидеть без игры точно не получится.

Пример игры

Он стоит на перроне, отчаянно пытаясь сморгнуть пелену сегодняшней ночи – та, словно бельмо на глазу, мутное, молочное и склизкое, всё никак не хочет уходить, раздражая не меньше, чем соринка. Крепко сцепив пальцы за спиной и, покачиваясь с пятки на носок, юноша вежливо улыбается однокрусникам, которые сыплют остротами. Еще недавно он нашел бы их забавными, но в сером надрывном сегодня Барти не видит в них ничего, кроме чужих слов, неумело интерпретируемых жадными до скандалов языками. Нужно кивать, одобрительно улыбаясь, нужно прикинуться вежливым дурачком, прожившим всё лето в загородной изоляции, и не сказать ничего лишнего, ни жестом, ни взглядом не выдать себя.
- Как провел лето, Бартемиус? – холодные, ни к чему не ведущие, вопросы, такие же взгляды. Крауч улыбается, благодарно кивая головой и во взгляде его читается теплота, которая не находит отклика среди собеседников и скрывается за очередным мановением ресниц, не пристыженная, но почти побежденная.
- Замечательно, друг мой, замечательно, - здесь не поймут его радости и той досадливой, щемящей тоски, что охватывает его раз за разом, стоит лишь на мгновение вернуться в конец июня, середину июля, вчерашний день.
- Готов к учебному году? Ты знаешь, в этом году мы должны поставить Гриффиндорцев на место, так что факультет на тебя рассчитывает, - и снова улыбка. Говоря на чистоту, Краучу-младшему уже совершенно всё равно на успехи изумрудно-серебряных и то, какими они окажутся дураками, когда львы, в очередной раз, возьмут пальму первенства, вырвавшись на финишной прямой. Его даже не заботит, подсуживают ли им специально, или же это какая-то древняя, запрещенная магия – всё это кажется пустой возней навозных жуков. Впервые за всю свою недолгую жизнь, Хогвартс кажется ему картонной декорацией, умело скрывающей от своих учеников истинные реалии и вещи. Настоящая жизнь, настоящая учеба, она, как оказалась, была делеко не в школе.
- Главное, чтобы сборная не подвела, - размеренно отвечает он, сквозь полу опущенные ресницы, - Поттера ведь выбили из седла, теперь поблажки не будет.
И от него отступают, возвращаясь к сплетням и догадкам. Барти оборачивается по сторонам, оглядывая мрачную толпу невидящим взглядом. Он ничего не ищет и никого не ждёт, он просто хочет сделать шаг назад, прислониться спиной к стене и раствориться в этом праздничном аду, сдобренном дымом и гомоном. Последний раз он стоит на этой платформе, так ведь? Последний год, последний курс, последнее спокойное лето. Чувство завершенности не покидает его и сбивает с толку, заставляя отделиться от группы слизеринцев и присесть на свой массивный, наполовину пустой чемодан.
Винки была недовольна тем, что молодой господин вернулся домой поздно и без пальто – заботливая эльфа всё хлопотала, что так недолго и заболеть и хоть Барти и говорил, что всё это пустое, но снарядила его целым отрядом домашних целебных настоек и чаев, словно играла в игру «угадай, что сработает». Надо отдать должное, но либо ему просто повезло, списывая все на молодость организма, либо что-то действительно имело вес, но сегодня он чувствовал себя далеко не паршиво, несмотря на вечерние похождения. Правда, лучше от этого не становилось. Крауч-младший спрятал бледные, испещренные родинками, руки в карманы мантии и ладонь тут же обжег холод Маховика.
А может, повернуть всё вспять? Это ведь так просто, нужно лишь найти ту точку пространства и времени, где он не встретиться с собой и всё пойдет иначе. Барти смеется своим мыслям, сжимая тонкую резьбу времени. Нет, это всё пустяковая, совершенно дурацкая идея человека, которому, наверное, в радость раз за разом бередить свежую рану, ведь изменить ничего не получится, можно лишь проживать этот день, раз за разом, пока материя не истончиться и не сожрет его, злостного нарушителя покоя и порядка.
Тот еще путешественник.
Мальчишка поправляет шарф, который сегодня на него водрузил отец самолично, однако, Барти даже не нашел в себе сил удивиться. Он опускает взгляд на зеленую полоску, вспоминая, как отцовские руки поправляли топорщащиеся складки и сметая несуществующие пылинки. Весь он был сегодня как с иголочки, выглаженный, выпрямленный, зализанный и аккуратный. Настолько аккуратный, что сам себя раздражал этой правильностью, но предпринимать ничего не стал. Так нужно, мой мальчик, так нужно. Он ежится, выставляя воротничок мантии для защиты от первого осеннего ветра, и смотрит, как все медленно погружаются в вагон, подгоняемые тем, что поезд вот-вот тронется.
Барти не спешит.
У него больше нет друзей, с которыми можно будет разделить секреты и переживания – все выпустились этим летом. Так странно, раньше ему завидовали от того, что он вечно крутился вокруг старшеклассников, а теперь, этот сомнительный «козырь» выпал из его рукава и как-то все резко потеряло значимость. Обесценилось? Да, быть может. Когда ты всю жизнь существуешь в лавке бижутерии, а потом неожиданно оказываешься в настоящей ювелирной мастерской, сложно будет вновь польститься на подделки.
Никто из приятелей даже и не заметил, что Крауч не вошел в вагон.
Кажется Барти, что он как-то странно состарился за это время. Юноша упирается локтями в колени и чуть подается вперед, с грустью смотря за тем, как отходит поезд. Еще немного и вся толпа исчезнет, словно и не было никого. Родители с облечением вздохнут, им больше не нужно будет беспокоиться за сохранность детей, ведь Альбус Дамблдор всех убедил в том, что Хогвартс нынче – самое безопасное место во всей магической Британии. Они вернут себя в рутину собственных дел, спеша на работу, домой, в Министерство.
Интересно, Амос добрался без приключений?
Юноша хмурится, а на губах расцветает усмешка. Он все еще думает о нём? После всего того, что вчера вытворил? Конечно же да. Барти даже если захочет, даже поганой метлой не вытравит эти мысли из головы, раз за разом возвращаясь к тому, что сам порушил. Мог ведь смолчать, мог бы довольствоваться тем, что у него было, сколь неправильным бы это не считал, но нет.
Правда, ему почему-то всегда нужно донести до кого-то правду, словно она им действительно нужна.
- Молодой человек, покиньте платформу, - сухой голос проводника, который словно и не замечает, что школьник отстал от поезда. Все уже разошлись, пока Крауч барахтался в болоте своих мыслей, все поспешили домой. Слизеринец поднимает взгляд и грустно улыбается.
- Да, начальник, сейчас, дайте отдышаться.
Мужчина уходит, поигрывая ключами и волшебник невольно провожает его взглядом, прежде чем замереть на вдохе, приметив на Их на мосту.
Отец с ребенком, счастливая пара.
Барти спешно отворачивается, смотря строго перед собой и повотяет, словно молитву:
Только бы не заметил, только бы не заметил.
Под сердце резко входит тонкая игла, входит она искусно, не задев ни единой артерии, не предвещая угроз для жизни, но боль эта игла приносит страшную. Крауч хватает ртом воздух, но ему все мало. Бледные пальцы хватаются за шарф, послабляя петлю и на перрон со звоном падает золотой Маховик, юноша опускается за ним, больно ударяя колени, но глаза, как обычно бывает в приступе паники, подводят его и он шарит по брусчастке ладонями, но не может заметить блеска.

Их трепетно ждут и беззаветно любят

0

11

найдена и любима

Жить оставалось секунды. Скажу из щедрости – четыре.

http://gifok.net/images/2015/03/05/file3.gif
Lorde

Клементина Бэриш
студентка 7-ого курса, приятельница

ВОЗРАСТ:
Восемнадцать лет

СТОРОНА:
Сама себе на уме

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
Начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ


❖ Ты, как никто друг знаешь, что значит гордиться праотцами. Когда-то давным-давно, когда трава была зеленее, а небо – чище, твои предки занимались, пожалуй, самым таинственным и сложным из ремесел. Они создавали Маховики Времени, самые сложные и своевольные артефакты. Министерство Магии быстро прибрало к своим рукам эту «инновацию» и о роли семейства Бэриш многие позабыли. Многие, но только не ты, Клеменнтина. Молодая волшебница, находившая интерес в изучении собственного рода, в то время как прочие сверстники с удовольствие коротали время за субботней игрой в квидич. Ты гордилась предками, гордишься и по сей день, а сама история Маховика и принципы его работы заставляют тебя трястись от волнения и наслаждения. Путешествия во времени вскружили тебе голову, очень досадно, что в школе, я, а не ты был удостоен почетного права использовать это чудо магии.
❖ Тебя считают несносной девчонкой и говорят, что в орлином гнезде, с твоим поступлением в школу, стало на одну гадюку больше. Да, твой характер не сахар и ты не собираешься меняться. Тебе нравиться быть умной, тебе нравиться выставлять это на всеобщее обозрение, но сорить своим знанием ты не намерена. Клементина высокомерна? Мерлин упаси, она целиком и полностью невыносима. В древнейшем искусстве «язвить» и «унижать» ты можешь составить хорошую конкуренцию любому Слизеринцу. А еще ты замечательная актриса, которая делает всё лишь ради собственного веселья. Увидеть скучающую Клементину – дурной знак, а уж если в этом своем расположении духа она увидела вас… Уносите ноги.
Молодая ведьма это сборник ста и еще одного «почему», который не стесняется на уроке поднять руку и оспорить неясные ей постулаты предмета. Впрочем, Хогвартс, на своем веку, повидал не мало зануд, но ты… Ты исключение из всех правил. Староста школы, от которой у всех сводит скулы, с которой никто лишний раз не рискует завести разговора. Но стоит тебе отдать должное – ты никого и никогда не бросишь в беде, только если этот человек откровенным образом не сумел вывести тебя из себя. Тебя даже никто и не спросит, ты сама засунешь свой нос туда, где интересно, все разрешишь и, победно сложив руки на груди, скажешь – ну, куда ж вы без меня, а? Святые Основатели, Клементина, ты ведь даже Горация Слизнорта умудрилась довести до нервного тика! Твои непослушные черные кудри и разлетающаяся мантия скверный признак и знак, что стоит прятаться по тихим заводям.
❖ Ты – прекрасный теоретик и тактик. Да, возможно практические занятия не твоя сильная сторона, но ты всегда знаешь, кого и как привлечь к делу для того, чтобы достигнуть успеха и прикарманить все лавры себе. Ты хочешь быть впереди планеты всей, но лишь в тех вещах, которые тебе по-настоящему интересны. Вот, например, возьмем наши с тобой отношения – ты как втемяшила себе в голову, что непременно должна меня обойти, так и не можешь отказаться от этой идеи.
❖ Любишь грызть перья и рассуждать вслух, умеешь бросать красноречивые взгляды «у тебя что, тролля голова?» и «не подходи – убью». Можешь ни с того ни с сего, пуститься в пляс и напрочь игнорируешь чужое личное пространство. Твои родители уже давно махнули на тебя рукой, открестившись от всех идей удачно выдать тебя замуж или найти должность, подобающую леди. Мечтаешь преподавать в Хогвартсе прорицания – только потому, что это весело и особо не напряжно, как ты считаешь. Вообще мне кажется, что у тебя хобби – пугать людей.
❖ Клементина, ты беда, а не человек.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Клементина, мы с тобой друзья? Ты уверена? Просто друзья не развешивают твоё исподнее над потолком библиотеки, они не бросают тебя один на один с Филчем и уж точно не скажут о сроках сдачи важной работы сутки спустя. Но ты упорно зовешь меня своим другом, виснешь на плече и повторяешь, что Барти Крауч ничего не понимает в этой жизни. Ты говоришь, что мне нужно смотреть на мир под иным углом, говоришь, что мы с тобой конкуренты и должны постоянно держать друг-дружку в тонусе. Я лишь успеваю бросить на твою кучерявую макушку скептический взгляд и открываю рот, чтобы возразить, но ты уже говоришь о другом. Ты шумно дискутируешь – в основном сама с собой, ибо собеседника лучше тебе так и не удалось отыскать за все свои восемнадцать лет жизни – о том, кто придумал такие странные вкусы для Бэрти Боттс, почему фестралов запрягают в кареты, отчего профессор Флитвик с каждым годом становиться всё ниже и ниже, почему, если студентам запрещено ходить в Запретный Лес, рядом с ним построили школу и что будет, если одна из рыб с озера как-нибудь наберется смелости и пробьет окно в слизеринской гостиной – затопит весь Хогвартс или дирекция просто запечатает подземелья? Рыбы никогда не таранили стекла – возмущаюсь я, и ты щелкаешь меня по носу, флегматично пожимая плечами, заводя новую пружину разговора, а лицо твоё сияет от довольства. Конечно же, Клементина, смейся, ведь тебе опять удалось подцепить меня на крючок этого нескончаемого абсурда и вопросов ни о чем. Ты очень хороший человек, но, знаешь, иногда мне кажется, что стоит тебя опасаться. Нет, конечно же, не знаешь, если бы знала, то сказала, что стоить опасаться тебя всегда. Ты говоришь, что мы враги и шутливо толкаешь локтем в ребра, не упустив возможности взъерошить мне волосы. Иногда мне искренне хочется свернуть тебе шею, спустить с лестницы и сказать, что так и было, но знаешь, Клементина, без тебя и твоих язвительных шпилек эта жизнь была бы ужасно скучна.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Мы попробуем разнообразить грядущую школьную жизнь по максимуму. Нет, Клементина, мы не будем всё это время сидеть в Хогвартсе, даже и думать не смей. Мы с тобой оба замешаны из одного и того же теста, нам не сидится спокойно, когда весь мир катиться в тартар, нам нужно что-то менять, что-то решать, куда-то идти и кого-то спасать, чтобы потом ему предъявить «ну я же говорил/говорила» или же «и что б ты без меня делал».
Я думаю, ты не присоединишься к Пожирателям, нет. Ты ведь мыслишь шире, тебе в компаньоны самого Геллерта Гриндевальда подавай в парадном фраке, но до этого еще далеко, мы ведь еще школьники, верно? А пока стены Хогвартса по-прежнему держат нас, я предлагаю тебе пуститься в увлекательное путешествие и разгадать тайну Маховика Времени. Признайся, ты ведь тоже этого хочешь?

Пример игры

- Главное, чтобы сборная не подвела, - размеренно отвечает он, сквозь полу опущенные ресницы, - Поттера ведь выбили из седла, теперь поблажки не будет.
И от него отступают, возвращаясь к сплетням и догадкам. Барти оборачивается по сторонам, оглядывая мрачную толпу невидящим взглядом. Он ничего не ищет и никого не ждёт, он просто хочет сделать шаг назад, прислониться спиной к стене и раствориться в этом праздничном аду, сдобренном дымом и гомоном. Последний раз он стоит на этой платформе, так ведь? Последний год, последний курс, последнее спокойное лето. Чувство завершенности не покидает его и сбивает с толку, заставляя отделиться от группы слизеринцев и присесть на свой массивный, наполовину пустой чемодан.
Винки была недовольна тем, что молодой господин вернулся домой поздно и без пальто – заботливая эльфа всё хлопотала, что так недолго и заболеть и хоть Барти и говорил, что всё это пустое, но снарядила его целым отрядом домашних целебных настоек и чаев, словно играла в игру «угадай, что сработает». Надо отдать должное, но либо ему просто повезло, списывая все на молодость организма, либо что-то действительно имело вес, но сегодня он чувствовал себя далеко не паршиво, несмотря на вечерние похождения. Правда, лучше от этого не становилось. Крауч-младший спрятал бледные, испещренные родинками, руки в карманы мантии и ладонь тут же обжег холод Маховика.
А может, повернуть всё вспять? Это ведь так просто, нужно лишь найти ту точку пространства и времени, где он не встретиться с собой и всё пойдет иначе. Барти смеется своим мыслям, сжимая тонкую резьбу времени. Нет, это всё пустяковая, совершенно дурацкая идея человека, которому, наверное, в радость раз за разом бередить свежую рану, ведь изменить ничего не получится, можно лишь проживать этот день, раз за разом, пока материя не истончиться и не сожрет его, злостного нарушителя покоя и порядка.
Тот еще путешественник.
Мальчишка поправляет шарф, который сегодня на него водрузил отец самолично, однако, Барти даже не нашел в себе сил удивиться. Он опускает взгляд на зеленую полоску, вспоминая, как отцовские руки поправляли топорщащиеся складки и сметая несуществующие пылинки. Весь он был сегодня как с иголочки, выглаженный, выпрямленный, зализанный и аккуратный. Настолько аккуратный, что сам себя раздражал этой правильностью, но предпринимать ничего не стал. Так нужно, мой мальчик, так нужно. Он ежится, выставляя воротничок мантии для защиты от первого осеннего ветра, и смотрит, как все медленно погружаются в вагон, подгоняемые тем, что поезд вот-вот тронется.
Барти не спешит.
У него больше нет друзей, с которыми можно будет разделить секреты и переживания – все выпустились этим летом. Так странно, раньше ему завидовали от того, что он вечно крутился вокруг старшеклассников, а теперь, этот сомнительный «козырь» выпал из его рукава и как-то все резко потеряло значимость. Обесценилось? Да, быть может. Когда ты всю жизнь существуешь в лавке бижутерии, а потом неожиданно оказываешься в настоящей ювелирной мастерской, сложно будет вновь польститься на подделки.
Никто из приятелей даже и не заметил, что Крауч не вошел в вагон.
Кажется Барти, что он как-то странно состарился за это время. Юноша упирается локтями в колени и чуть подается вперед, с грустью смотря за тем, как отходит поезд. Еще немного и вся толпа исчезнет, словно и не было никого. Родители с облечением вздохнут, им больше не нужно будет беспокоиться за сохранность детей, ведь Альбус Дамблдор всех убедил в том, что Хогвартс нынче – самое безопасное место во всей магической Британии. Они вернут себя в рутину собственных дел, спеша на работу, домой, в Министерство.
Интересно, Амос добрался без приключений?
Юноша хмурится, а на губах расцветает усмешка. Он все еще думает о нём? После всего того, что вчера вытворил? Конечно же да. Барти даже если захочет, даже поганой метлой не вытравит эти мысли из головы, раз за разом возвращаясь к тому, что сам порушил. Мог ведь смолчать, мог бы довольствоваться тем, что у него было, сколь неправильным бы это не считал, но нет.
Правда, ему почему-то всегда нужно донести до кого-то правду, словно она им действительно нужна.
- Молодой человек, покиньте платформу, - сухой голос проводника, который словно и не замечает, что школьник отстал от поезда. Все уже разошлись, пока Крауч барахтался в болоте своих мыслей, все поспешили домой. Слизеринец поднимает взгляд и грустно улыбается.
- Да, начальник, сейчас, дайте отдышаться.
Мужчина уходит, поигрывая ключами и волшебник невольно провожает его взглядом, прежде чем замереть на вдохе, приметив на Их на мосту.
Отец с ребенком, счастливая пара.
Барти спешно отворачивается, смотря строго перед собой и повотяет, словно молитву:
Только бы не заметил, только бы не заметил.
Под сердце резко входит тонкая игла, входит она искусно, не задев ни единой артерии, не предвещая угроз для жизни, но боль эта игла приносит страшную. Крауч хватает ртом воздух, но ему все мало. Бледные пальцы хватаются за шарф, послабляя петлю и на перрон со звоном падает золотой Маховик, юноша опускается за ним, больно ударяя колени, но глаза, как обычно бывает в приступе паники, подводят его и он шарит по брусчастке ладонями, но не может заметить блеска.

Отредактировано crucio (Ср, 22 Мар 2017 10:58:11)

0

12

Х О Г В А Р Т С

http://funkyimg.com/i/2kAun.png

обучать – значит вдвойне учиться

Школа Чародейства и Волшебства «Хогвартс» - Британская школа магии, расположенная в Шотландии. Сюда принимаются все волшебники королевства, достигшие одиннадцати лет. Но профессора здесь разные: кто-то из-за границы и учился в других школах, кто-то много путешествовал, кто-то на века связан с Хогвартсом.

C 7-ого декабря по 7-ое явнаря  объявлен упрощенный приём для Профессоров Хогвартса;
Предложение распространяется на каноничных и авторских персонажей, особенно ждём тех, кто указан в акции.

http://25.media.tumblr.com/tumblr_lqvphjyrFC1qhd14co1_500.gif

0

13

http://s2.uploads.ru/SgRkD.png
When God is gone and the Devil takes hold,
who will have mercy on your soul?


________________________________
К Т О   Т В О Й   П О В Е Л И Т Е Л Ь ?

0

14

найдена и любима

Их трепетно ждут и беззаветно любят

— And what about untold millions you cursed?
— What?

http://68.media.tumblr.com/501bcf765bd5108f6e885fe9b9ec41b0/tumblr_ns3y8cqBNO1t06ykpo4_250.gif
на ваш выбор, Моррисон здесь для привлечения внимания

miss or mr Doe
Пациент больницы св. Мунго, отделение недугов от заклятий

ВОЗРАСТ:
на ваш выбор

СТОРОНА:
нейтралитет

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Поскольку это заявка ради идеи, а не определенного персонажа, то вы полностью свободны в очень, очень многом. Выбор имени, внешности и прочих деталей остается за вами, и я не ставлю вам никаких рамок в биографии и характере. Кроме того, miss or mr Doe, вы заметили? Будет этот персонаж женщиной или мужчиной — решать тоже вам.

Теперь про идею. Вы, Доу, пациент моего отделения, сложный случай вроде Локхарта или Лонгботтомов в каноне — в Мунго уже несколько лет и не в своем уме. Возможно, у вас случаются просветления, когда вы ведете себя как вполне адекватный человек, но большую часть времени существуете в, скажем так, дополненной реальности: вы считаете себя и окружающих сказочными персонажами и верите, что на всех вас лежит проклятие.
Как такое случилось? Смотрите, у меня есть четыре версии:
● вы были сотрудником отдела тайн или самостоятельным изобретателем заклинаний, работали с экспериментальными чарами (что-нибудь связанное с иллюзиями, например) и однажды что-то пошло не так, совсем не так;
● вы могли быть аврором и крайне неудачно попали под сочетание действия артефакта и заклинания;
● вы могли стать жертвой бытовой неприятности: попали под сильный выброс детской стихийной магии;
● вы вообще маггл, который увидел то, чего не должен был, но работа с вашими воспоминаниями закончилась провалом.
А еще вы можете предложить что-то свое.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Джоан в ваших глазах Злая королева, которая всех прокляла, а что из этого может получиться, зависит от того, кем себя считаете вы. Тем, кто должен разрушить проклятие, героем? Значит, она вам враг. Злодеем? Значит, соперница/соратница по злым делам/опять же, враг. Мне кажется, тут многое можно придумать и есть что обсудить.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я очень хочу сыграть вот это мозговыносящее взаимодействие, осложненное сказочными деталями и способное быть очень разным как по сюжетам, так и жанрам.
Помимо этого, мне кажется, у Доу достаточно возможностей для игры. Во-первых, сотрудники и другие пациенты Мунго. Я даже допускаю, что пару раз вы могли удрать со своего этажа, потому что безумцы всех умней, и устроить переполох на других. Во-вторых, если вам наскучит сидеть в стенах Мунго, мы всегда можем обыграть улучшение вашего состояния и, например, перевод на домашнее лечение или что-то вроде того. Или же, как вариант, в настоящем вы можете быть уже здоровы, но являлись тем самым пациентом в не очень далеком прошлом.
Словом, все в ваших руках)

Пример игры

В последний год Джоан все чаще делила с целителями и стажерами ночные дежурства — в военное время ее отделению не приходилось жаловаться на отсутствие практики, и ночи порой оказывались щедры на пациентов не меньше, чем дни.
Последняя, однако, выдалась спокойной — без катастроф, без жертв, без осложнений. Поговорить с дежурными, проверить истории болезни, назначения, списки на выписку и отчеты, добавить к этому горячий чай и пару шоколадных пончиков из больничного кафетерия, открыть окно, чтобы впустить воздух и звуки ночного Лондона... She got a playlist like that not so often but... The night could be calm for the hospital but it wasn't the same to her.
Несколько часов Джоан удалось поспать, но сон был, скорее, тревожным, чем, как обычно, чутким: она просыпалась от каждого шороха, уверенная в том, что случилась какая-то неприятность. Но — час за часом — в Мунго все было тихо, а смутная настойчивая тревога не отступала, и Джоан не могла найти ее причин.
Разве что подсознательно чувствовала подвох в неотложных делах, заставивших Бернта задержаться у Штернбергов; «до утра» — предупредил он совиной почтой, и Джоан это не понравилось. Что за острая необходимость? Они давние друзья, — повторяла она себе в то же время, — Бернт много сделал для общины когда-то. Неудивительно, если Юрген по-прежнему хочет видеть его на своей стороне и пытается сгладить итог последнего собрания. Но, если честно, последнее отзывалось в Джоан скорее скепсисом, чем успокаивало.
С утра — горький кофе, планерка, обход, больничный завтрак на скорую руку. Головокружительное путешествие по каминной сети. Все — с тем же неотступным беспокойством, которое по пятам преследовало ночью, и усталостью от невнятного, зыбкого сна. Последнее в один шаг за пределы камина в гостиную как рукой сняло, первое, стремительно нарастая, как взрывной волной прошло по телу, но теперь имело вполне очевидные причины. Палочка скользнула в пальцы сама собой.
Джоан едва слышно выдохнула нечто среднее между «что?..», «не...» и «черт». Первое ошеломление, столкнувшись с прохладным ветром в лицо, остывает. Выбитое стекло, вспоротые до проводки стены, повсюду пыль и осколки. Но кровь — крови нет, ни следа. И все же легче от этого не становится.
Она прислушивается к звукам в доме, к магии, от которой осталась только слабая рябь. Вновь скользит взглядом по потолку и стенам, где расходятся швы обоев и штукатурки, — цепляется за магический след, почти угасший. И толком понимает одно, что бы в их доме ни произошло, — темной магией здесь все же не пахнет, смертью, пожалуй, тоже.
— Анета! — зовет она. Голос выдал тревогу, но не сорвался. Под каблуками захрустело стеклянное крошево — от этого звука сводит скулы, и Джоан морщится. Новый порыв ветра бросает прядь волос ей в лицо, и женщина заправляет ее за ухо; ветер, как ни в чем не бывало, заносит из сада запахи трав, а она не знает, что думать: магия порой играла опасные шутки с Анетой, но никогда без причины. Кто мог настолько ее напугать, разозлить или расстроить?
Или все-таки это была не Анет?
На мгновение Джоан прикрывает глаза, опустив палочку, а после замечает падчерицу и делает несколько шагов ей навстречу.
— Ты... — голос севший и звучит негромко, но в тоже время полон тревоги за нее и участия, — в порядке? — это и в самом деле больше всего заботит ее сейчас. Джоан пристально вглядывается в лицо девушки, внимательным взглядом окидывает с ног до головы — не ранена ли? напугана? что...
— Что случилось? — ловит она за хвост свою мысль, и вопрос виснет в воздухе, как облачко пыли, выхваченное солнечным лучом у окна.

Отредактировано crucio (Ср, 22 Мар 2017 10:58:27)

0

15

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Yet human intelligence has another force, too: the sense of urgency that gives human smarts their drive. Perhaps our intelligence is not just ended by our mortality; to a great degree, it is our mortality

https://68.media.tumblr.com/9b86cecf999500bbee98615663944ab3/tumblr_odpy9dilQP1qkt655o4_r1_500.gif
Jeremy Irons
(у вас не будет и малейшего шанса меня переубедить)

Kenneth James Sherman
Заведующий отделом ранений от живых существ, Св. Мунго;
учёный и писатель с мировым именем

ВОЗРАСТ:
>50

СТОРОНА:
кладезь знаний и опыта Ордена Феникса

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
скайп: evyniam

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Человек исключительного ума, искромётного чувства юмора и безукоризненного стиля. За тщательно подобранными пиджаками и манерами бывалого короля Кеннет не скрывается. Ему это и не нужно - скрываться. Он выделяется из любой толпы, не прилагая к этому совершенно никаких усилий. Ему ни к чему никогда и не приходилось прикладывать усилий - всё всегда получалось само. Автор бесчисленного количества статей и книг, для него всё и всегда было бы словно игрой. С именем, гремящим на весь магический мир за исследования в разделе медицины, Кеннет мог бы каждый день лишь ездить с приёма на приём, но его своя нынешняя позиция вполне устраивает. Особенно количеством подарочного вина и шоколада, что скапливаются в кабинете, и ради которого не нужно ничего делать.
Не выносит две вещи: бюрократию и ответственность. Он давно мог бы стать управляющим всей больницы, но даже на роль заведующего отделения его заталкивали годами. Любую ситуацию он способен превратить в удачную шутку. Помимо маэстро медицины является мастером сарказма, гением искренних улыбок и мастером поддержать в трудную минуту. С радостью пройдёт мимо, похлопает по плечу, и предложит плитку только подаренного горького шоколада.
Энергия бьёт фонтаном, словно бы у трёхлетнего ребёнка. Шермана нередко можно увидеть гуляющим по коридорам, заходящего во время рабочего дня в Три Метлы "отдохнуть" и активно бубнящего себе под нос. Вероятно, был бы он на волосок менее значим в своей области, его бы обвинили в отсутствие серьёзности. На что Кеннет, непременно, рассмеялся бы, закинув голову, и сказал, что нет в людях трагедии хуже, чем серьёзность.
Он мог бы учиться на Рейвенкло, но не стал. Гриффиндорская душа, это был даже не его собственный выбор. Та самая душа, что выпустилась из Хогвартса с одними из лучших оценок, а затем исключительно ради юмора получил степень в прикладной математике и теоретической физике в абсолютно маггловском Кэмбридже. "И там мантии, и там мантии", отвечал он со смехом, чем и заработал несколько укоризненных статей от журналистов Ежедневного Пророка. Статьи эти Кеннет посчитал своим высшим достижением и гордо повесил в рамочке на собственную же стену.
Несмотря на кажущуюся занятость, даже у человека, никогда его не встречавшего, язык никогда не повернётся назвать его "женатым на работе". Если уж на то пошло, то Кеннет не выглядит вовсе ни на ком женатым, а принадлежащим исключительно самому себе. Он нередко говорит, что никто не может пережить неустанного нахождения рядом с ним. Шутит или нет - уже не понять. При первой встрече он вызывает абсолютный восторг, три десятой - раздражение. На тридцатой ты понимаешь, что тебе никогда не успеть за этим человеком, и с этим многие не могут смириться. Наверное, иногда это его задевает. Но Шерман не из тех людей, что опускали бы голову на долгое время.
Человек исключительно искренний, умеющий любить любого достойного человека всем своим сердцем. И ему всё равно, маггл ты или нет, оборотень ли, вейла ли, да хоть наполовину унитаз. Кеннет никогда не был человеком предвзятым, и гордится множеством друзей-магглов, что он завёл себе ещё со времён университета. Он всегда готов помочь Ордену Феникса уложить тьму на лопатки, вот только Кеннет никогда не был человеком, что бросался бы с палочкой наголо на баррикады. Но он знает гораздо больше, чем показывает. И в этом и заключается его вклад. А в настоящую битву пусть идут молодые.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В тот момент рокового интервью, когда молодая Эрин пыталась попасть в больницу Святого Мунго, Кеннет был единственным человеком, что когда-то в неё поверил. Тем, что принял девочку к себе под личный присмотр несмотря даже на то, что все остальные присутствующие качали головами и говорили, что Эрин никогда не стать целителем. И пускай это была очередная странная причуда - он увидел в ней тогда нечто, что не увидели остальные.
Эрин всем, чем могла, оправдывала оказанное доверие, а Кеннет протянул и к ней крыло своей заботы, начиная видеть её как собственную внучку. Узнав о том, что она сказала, что с её собственным отцом они были однофамильцами. Кеннет увидел одиночество, которого не видел, пожалуй, больше никто, включая и саму Эрин. Ну и, безусловно, он нашёл в старательной и забывчивой девочке истинного ценителя его любимого вина.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Хотелось бы, чтобы игрок на эту роль не играл только с Эрин, но искал новой игры и отношений. Можно вписать себя в уже существующую семью, это будет только здорово.
Предполагаемый сюжет (которому следовать не обязательно): несмотря на свою аполитичность, Эрин начинает касаться подпольной войны так или иначе. Кеннета волнует то, что отец Эрин пытается воспользоваться и ей, и её лучшей подругой, и он попробует заставить девочку трезво оценить происходящее вокруг неё. Возможно девочку придётся даже прятать.
Вполне вероятно, что прятаться придётся и самому, потому что громкий голос Кеннета как мирового учёного звучит против возмутительной дискриминации против оборотня. А крепкая его рука как практикующего целителя готова лечить любое существо, зарегистрировано оно или нет. Едва ли министерство будет довольно это терпеть долго.

[spoiler="Пример игры"]Свет словно бы обжигал его, готовясь растерзать на куски. Он смотрел на него словно бы кротко, опасаясь ступить и шагу. А Эрин лишь игриво наклоняла голову вбок, готовясь прямо сейчас схватить этого молодого человека за кисть, выдернув его всеми силами на то самое место, где она стояла сейчас. В искрящемся платье, прямо в эпицентре света, разрезающего тьму будто бы ножом, она была словно бы одета в платье из голубого огня. Она приняла печать огня, что легла на бледную кожу без боли да шипению А незнакомец выглядел так, будто бы он прожил уже не одну жизнь. Словно бы он уже годами ходил по коридорам этого огромного поместья, наверняка принадлежавшего тому человеку, которому нужно было больше всего признания. Как будто они не знают о том, что человеку нужна любовь, а не признание." Она улыбнулась собственным мыслям, сделав задумчивый глоток. Вино оставляло бардовые следы на её губах, которые Эрин не хотела даже замечать.

- Если вам интересна астрономия, то лучше смотреть на звезды поближе к Шотландии. - Бёрнс неуверенно кивнула. Если честно, она уже мало его слушала. Утонувший в тенях, он раскрывался перед нею, но не так, как раскрывается цветок. Он раскрывался прохладой покрова ночи, он рассыпался по скользкому полу россыпью жемчуга. Вот он уже не был молодым юношей, что хотел скрыться от людей. Он был принцем, опоздавшим к башне своей прекрасной принцессы. Преодолев долгий путь, перевалив через хребты и переплыв все моря, он дошёл до развалин старого замка, только чтобы понять, что нет там уже давно ни дракона, ни прекрасной принцессы. Что принцесса не хотела умирать в постели из роз, дожидаясь того, что может никогда и не прийти. Принцесса хотела танцевать и смеяться, смотря на то, что никому узреть не дано. Она скучала по шуму голосов, и она хотела уйти. И он просто ждал её, Полночный Царь. Да, Полночный Царь. она не будет спрашивать у него имени только чтобы не разрушить эту сказку. И Эрин улыбалась изгибом перепачканных вином губ тому, что Рабастан не мог слышать.

- "Удовлетворительно" по мнению комиссии ЖАБА, - отвечала она, качнув плечами. И даже Мерлину не было известно, было ли это подтверждением интереса, или же возражением догадке. Вопросы всегда были интереснее ответов, это Эрин знала прекрасно, и не сомневалась. Она оторвала взгляд от юноши, которого больше не хотелось вытаскивать на свет, и обратила его на звёзды. Кем же она могла быть в его сказке? Драконом, вернувшимся во дворец? Феей, то укажет путь, как вон та вот бледная путеводная звезда, или же ярчайший Сириус? А может быть, она была рассказчиком? - Надо же, Шотландия. Неужели за всеми этими тучами они хоть иногда видят небо? - Многое в Хогвартсе было прекрасно, но вот погода никогда не давала спуску любопытным ученикам. - Проживала бы я там чуть дольше, чем семь лет, я бы, несомненно, научилась видеть небо даже смотря под собственные ноги. - И только сейчас, посмотрев вниз, она поняла, что вполне могла увидеть звёзды и на отполированном полу. Но только в тех местах, куда не падал свет. "Неужели он не выходит из-за этого?"

[align=justify]- Но знаете, у Вас есть шанс меня заинтересовать, - Эрин не примечала отсутствия интереса в его голосе. Наверное, несчастному Рабастану придётся спасаться бегством. Или же принять её приглашение всё-таки поднять взгляд от носков собственных отполированных ботинок. - Не думаю, что Вы приняли бы моё приглашение переместиться в Шотландию прямо сейчас, - она не всегда понимала, почему соглашается так мало людей, - поэтому нам придётся довольствоваться тем, что открывает нам этот балкон. Надеюсь, что вы провели на нём не слишком много времени, и не успели всё-таки увидеть их все. Иначе мне придётся вести Вас на другой балкон, где мы увидим совершенно иные созвездия. - Или же придумывать те звёзды, которых на небе никогда и не существовало. Рассказывать о их смертях и рождениях, представляя их салютом над собственной гордо вздёрнутой голов

0

16

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В АД ПУСКАЮТ БЕЗ ОЧЕРЕДИ

https://media.giphy.com/media/k8gB8ku1lNY3K/giphy.gif
Lee Pace

Bartholomew "Bart" Wood
"начальник", аврор, охотник на оборотней

ВОЗРАСТ:
30 лет

СТОРОНА:
Министерство Магии

ЧИСТОТА КРОВИ:
Полукровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
avantena

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не знаю, чем руководствовался этот надменный человек, возглавляя отряд по охоте за оборотнями, но получается у него это прекрасно. Он слышать не хочет о том, чтобы проявить хоть каплю жалости к обращенным в волков. Даже зарегистрированных оборотней он презирает.
Невероятно хитер, вертит людьми так, как ему захочется. Спокойно пускает пыль в глаза, очаровывает как питон бандерлогов всех, кого встретит на своем пути. Эмоционален, склонен к яркому проявлению эмоций, своеобразному актерству, длинным монологам и показательным выступлениям с голубями из карманов и кроликами в шляпах.
Использует привязанных к отделу оборотней для поиска их сородичей как каких-то рабов, часто им угрожая расправой, плохим концом и вообще не самой удачной жизнью, всячески их унижая. Жестокий человек. Но ему приятно, когда подчиненные на его стороне не из-за страха, а из-за восхищения и согласия с его идеями. Поэтому толкает свою идеологию (а его взгляды на жизнь достойны толстой книжки в каждой библиотеке мира) везде и всюду.
Использует отдел по поимке оборотней как возможность подняться в аврорате. Сторонник крайностей нынешнего министра магии, но еще более радикальней.
У него есть и личный "питомец" - раненый оборотень из Мунго, помогающий отслеживать свою стаю, Ян.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я один из добровольцев в специальном отряде по поимке оборотней. Слабое звено, так сказать, - не колдую особо, но многое достать сумел. А Вуд считал по началу, что меня вообще в аврорате быть не должно, что таких, как я, оборотни на завтрак кушают. Со временем я доказал свою пользу делу, но стал сомневаться в том, стоит ли вообще так радикально устранять оборотней. Барт же только усилил свое влияние на мое мнение. Результат? Я все равно принял сторону оборотней.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Ожидаются философские беседы, споры, какие-то попытки придти к дружбе и сотрудничеству, обреченные на провал. В итоге - презрение к слабой единице. Абсолютное, без каких-либо шансов на сотрудничество. В итоге обоим нам станет, скорее всего, плевать. Я уйду от магии в принципе, а Барт продолжит взбираться по карьерной лестнице, получая заслуженные награды в Министерстве и улыбаясь со страниц Ежедневного пророка, который я не читаю. Естественно, при желании и доли интереса с обеих сторон история может развиваться иначе.

Пример игры

Приближается осень, какая по счету, приближается осень,
новая осень незнакомо шумит в листьях,
вот опять предо мною проезжают, проходят ночью,
в белом свете дня красные, неизвестные мне лица.

Гром пробегает по всему горлу, вытягивая все, что можно в нем почувствовать, в сплошную боль. Шероховатую, которую можно почувствовать при едином вдохе, дрожью раскатывающемся по трахее. Стучит по стенкам, отдается в ушах барабанной дробью перед открытием занавеса, подбирается к подбородку и выхватывает голос. Непроизвольное тихое бормотание, в которое Амос ничего не вкладывает, узнавая в этих ударах свой черный омут из страха. И чтобы выбраться из него, когда даже плечи начинают трястись, Диггори-старший хватается за протянутый ему Аресом канат из непонимания, в которое опустилась ненависть. И в то же время думает: до паники его доводит реальный страх не за родного брата, а перед ним; реальный шанс, что тот в следующее полнолуние вырежет его, как вырезали поезд те клыки. И Седрика. И мать, если она останется в тот день в «Порту», а не вернется в «Маяк». Оборотни же не отличают своих родных от обычных кусков из мяса, они откликаются только на зов себе подобных, живут только с ними. Понять волка может только волк.
– Она сошла с ума от горя, я видел. Может, все совсем не так, может, она смирилась, но я видел в ней то же, что было с каждым из нас… Бен, еще один твой старший брат, он ушел из большого спорта, он ушел из семьи, он наказал меня за то, что я не смог сделать. Прошу, не наказывай ты меня! – переходит на крик, держа протянутые руки в воздухе, словно бы требуя что-то у Ареса. Отдай, верни, верни мне брата. Оставь своего оборотня в лесу, пусть он живет где-то там, грызет своих кроликов, брата оставь здесь!
Сердце заходится холодным стуком, когда Диггори неконтролируемо трясет. Он беспомощно опускает руки, уставившись тупым взглядом на ботинки младшего брата. На лице – ярость, свойственная людям, когда они осознали свое бессилие: глаза замирают на одном месте, а губы кривятся, выражая все большее отвращение с каждой секундой. Жалкий, маленький человек, знающий законы и тихо их выводящий, словно за спиной стоит Лисий и оправдывает тебя: ты убил, но убил закон, черт возьми. Ты убиваешь своего брата.
Амос резко запрокидывает голову, чувствуя, как за шиворот забегает морось, пропадает на воротнике застегнутой на все пуговицы рубашки, скатывает по вывихнутой шее. Или ему кажется, что кто-то ее свернул – с целительством у него всегда были проблемы. Отступает к противоположной стене переулка, ударяется о неровную кирпичную кладку и скатывает по ней в грязь, пачкая плащ в мусоре. Его крутит, его швыряет из стороны в сторону, он не чувствует своего места в мире. Потому что когда Арес уйдет – Амос уверен, что стоит ему отступить, как призрак младшего брата раствориться в Лютном переулке, – ему некуда будет идти. Сразу наваливается смерть Айрин, сразу наваливается пропажа Бьерна, сразу наваливается сумасшедшее спокойствие Астрид и глухота Грейс, чья сестра тоже теперь только воспоминание. И Седрик, которому чертовски не повезло стать сыном беспомощной букашки, и Барти, которому он соврал… И, и, и – Диггори захлебывается лондонским дождем, кажется, могла бы напасть икота, но ему не хватает воздуха.
Он смотрит на Ареса как ребенок, как будто ему снова десять лет, а Арес словно бы снова раньше всех нашел пасхальные яйца, когда нерасторопные старшие братья только позавтракали и вышли из дома. Не растворяется в дымке. Фантомная боль в плече.
– Они будут убивать, я не хочу ни чьей смерти. Но уже столько человек было убито… – Боль переходит на шваркающий голос, Амос переходит на немецкий, впиваясь пальцами левой руки в свое плечо. Утопающий в мусоре, ни чем не отличающийся от всякого сброда, что падает здесь по углам. Что он показывает Аресу? Счастливого чиновника, занявшего его место во главе департамента, которого потряхивает или от страха, или от истерики – кто поймет?
– Тебе правда не хочется знать, что было в те двадцать лет, которые ты не помнишь? Ни семью, ни Хогвартс, ни министерство? – беспомощный голос из черного сгустка, который зовется Амосом Диггори – разбитым. Похорони кого-нибудь еще раз, почему нет? Надежда, с который он жил все это лето, может вытирать столы где-нибудь на том конце Лондона. Или вообще быть выброшенной в камин злосчастного посольства ФРГ – Крекер будет только рад потоптаться на дорогом для Диггори.
– Будешь готовить клыки для тех, кто придет за тобой? Они придут, у них уже есть планы, и не мне останавливать авроров – сам знаешь, насколько сла… Не знаешь. Не помнишь. Ты не помнишь своей жизни здесь, а значит не знаешь мест, а авроры знают. Хит-визарды каждое деревце используют против вас. Умереть? Еще раз? Тебе нечего терять?
Его озаряет словно бы что-то в этом мире можно изменить. Амос поднимается на ноги и делает неуверенный шаг к младшему брату, заглядывая тому в глаза с надеждой, в которой плещется паника. Сумасшедшая надежда.
– Ты не хочешь вспоминать, чтобы не быть слабее? Не цепляться за жизнь? Чтобы ничего не терять?

0

17

Их трепетно ждут и беззаветно любят

— Ты ничего не чувствовал, тебе было всё равно. И не я одна этим расстроена

http://68.media.tumblr.com/66e9d2561e4cdb51c5275c6da6c44ca1/tumblr_inline_nrzlvhH9Kb1t3kp63_500.gif
Zoe Saldana

Дисеммиарт Забини
объект возжелания, глава штаб-квартиры ирландско-английской лиги квиддича

ВОЗРАСТ:
35 лет

СТОРОНА:
нейтральная, но поддается обсуждению

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не смотря на довольно странное и неординарное имя, данное при рождении она являет собой с виду совершенно обычную, спокойную персону. Однако, на самом деле эта молодая женщина полна идей и чертовски целеустремленная. Диссемиарт, или как часто её называют, просто Миа умеет чувствовать эмоциональное состояние собеседника и то, как и когда влиять на него эмоционально. Миа всегда могла сыграть соответствующую роль и не одну, она может отыгрывать несколько ролей с разной эмоциональной окраской. Миа способна подстраивать ситуацию и подстраиваться под нее так, чтобы проявить именно те эмоции, которые нужны для достижения желаемой цели, и выбирать для этого идеальный момент. Эта прекрасная молодая женщина знает, как заставить человека восхищаться ею и начать уважать. Как никто другой она способна выбрать идеальный момент для эмоционального воздействия – так было всегда, еще с детства, в школе она была настоящей душой компании и всегда могла постоять за себя, возможно именно по этой причине её любимым занятием стали не обычные девичьи забавы, а спорт – игра в квиддич. Позже, после выпуска из школы, она не стала заниматься им серьезно, хотела попасть работать в Министерство, но работа в отделе магического транспорта, куда её определили в самом начале в какой-то определенный момент показалась скучной, однообразной и недостаточно хорошей, чтобы посвятить ей всю себя. И Миа подала заявление о переводе в отдел магических игр и спорта, где стала главной штаб-квартиры лиги квиддича и где, как ей показалось, дела пошли на лад.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В планах легкое противостояние приправленное страстью и желанием. Не смотря на то, что они могут быть связаны в плане спорта и отношения к нему на первый план выносятся именно чувства. Молодая женщина, которая является не последним человеком в своей сфере, имеет поклонников и множество друзей и разведенный мужчина, преданный своему делу, который порой бывает слишком резким со всеми, кто его окружает. Это не будет любовь, но и просто сном в одной постели это не ограничится (а до этого вполне может дойти).

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я буду хотеть Вас, пытаться заполучить, но в определенной манере, которая исключает букеты цветов и вечерние прогулки под Луной. Мы сможем найти что-то, что свяжет нас вместе, несмотря на разность взглядов на жизнь и отношение ко внешнему миру.

Пример игры

0

18

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В какой момент тропа, которой мы идем, застывает у наших ног?
Когда дорога превращается в реку, имеющую лишь один исход, смерть ждет нас всех в Самарре.
Но можно ли Самарру обойти?

http://68.media.tumblr.com/35e5789121bb3426e57e39b3f8545939/tumblr_inline_oio6lwLIn61s2djns_500.gif
Diego Luna

Робер Вальдес
“охотник на ведьм”

ВОЗРАСТ:
Двадцать семь

СТОРОНА:
Смятенное добро

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
Давайте начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Крайне миловидное личико за которым скрывается до боли трагичная судьба - что можно было придумать лучше, чтобы тебя описать, Вальдес? Взгляни на себя в зеркало, когда будешь проходить мимо, какой ты рассеянный, какой безобидный, заспанный и трогательный… Жаль, что отражение не видит тебя за работой, иначе ты бы испугался. Впрочем, впрочем, ты ведь все знаешь и сам, не правда ли? Не от того ли просыпаешься среди ночи в холодном поту? Разумеется знаешь и это терзает твоё больное сердце и приходится вновь идти за рецептом в Мунго, приходится вновь выслушывать, что себя нужно беречь. Не сейчас, не сегодня, потом. Потом, когда кончиться война, тогда можно будет подумать и о себе, а сейчас не время. Тик-так, Вальдес, тик-так. Ты ведь знаешь, что такие солдаты с войны не приходят? Что война для них не заканчивается? Знаааешь.
Твоя мать вывезла тебя из Мадрида еще ребёнком. Ты не знал, но чувствовал, что тебя спасают иначе ради чего эти лишения в крохотной комнатушке над Спини Серпент? Разве может мать от хорошей жизни отобрать у ребенка ясное небо надо головой и заставить привыкнуть к промозглой серости Лютного переулка?Сменить спелые апельсины на черствую горбушку? Сколько раз она повторяла тебе, украдкой указывая то на одного, то на второго сомнительного волшебника, что сновали под вашими окнами: «никогда не будь таким, никогда не ищи зла, помни – темная магия не даст тебе ничего, кроме разбитой души и прогнившего сердца»? Кажется, эти напевы стали тебе колыбельной.
Защита от темных искусств стала твоей религией и ты, Робер, слепо ей следовал. Не задавая вопросов, не позволяя и на секунду усомниться в праведности и справедливости, со всем нерасходованным пылом и жаром, какой мог себе позволить. Ты даже мог бы поступить на службу к мракоборцам, если бы только... Если бы только не твой характер. Приёмная комиссия заметила что-то тёмное, что-то неправильное, то, что ловят в тебе зеркала и оставляют за уголками глаз. Излишняя фанатичность? Импульсивность? Сомнение? Называй это как хочешь, но после отказа ты был зол, был взбешен и совсем на себя не похож. Впрочем, рябь на воде замерла, разгладилась, щелковым покрывалом.
Ты стал спокойнее, циничней, но преданости делу не изменил. Вообще, перед лицом сухого закона ты, Робер, преступник. Ты находишь чернокнижников и истербляешь их, редко доводя до суда. Тебе за это платят и ты, по магловским меркам киллер, но ощущение праведности твоих деяний омывает совесть слихвой. Или нет?
Скажи, Робер, а ты знаешь, от чего именно уводила тебя мать? С чего она так иступленно вбивала тебе в голову все эти "хорошо" и "правильно"? Нет? Естественно.
Разве хрупкая женщина сможет сказать сыну, что его отец - самый пламенный прихвостень Гри-де-Вальда и нашел свою погибель в тюрьме.
Или не нашел?

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы познакомимся с тобой к концу 79-ого, возможно, будем вместе кого-то выслеживать. С разными целями, естественно - ты уничтожаешь, а я пытаюсь спасти. Наши отцы, скорее всего, знакомы, они ведь оба рдеют за дело Геллерта. И мы их не поддерживаем. Две похожие души, плетущиеся по разным тропам, каждый называет другого "другом", но не может быть полностью согласным. Каждый из нас жалет другого и не думает щадить себя. Мы друзья, Вальдес, мы - друзья. Напоминай это себе по-чаще

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Столкнутся два мировоззрения, две вселеннные и исхода никто спрогнозировать не сможет. Я попытаюсь научить тебя колдовать без палочки, я попробую доказать тебе, что мир не делиться на черное и белое, попытаюсь помочь самой себе. Вместе, быть может, стоя плечом к плечу, мы сможем выстоять на этой войне.

Пример игры

Бедняжка, это было ужасно! По особняку, который никогда не станет собственностью Штербергов, ползают тени шепотков. Астрид ловит на себе пристальный взгляд сочувствующих и хоть все они молчат, но она всё равно слышит этот нескончаемый поток сострадания, что спускается на её плечи. Она кожей чувствует, что каждый из них хочет и готов обнять её, прижать к груди и от души впечатать приговор «мне жаль, мне так жаль». И хочется бежать, но на бегство нет сил. Хочется кричать, но голосовые связки подорваны. Нет, не правильно.
Ничего не хочется.
И она уходит.
Неважно, сколько она будет сидеть в ванной, сколько раз станет скрести мочалкой по плечам, ничто уже не смоет эту липкую гарь ни с тела, ни с души. Ведьма ходит тенью по Его дому, перебирая в тонких пальцах нефритовые четки, поправляет ткань на зеркалах и останавливает непослушные стрелки часов, каждый раз замирая, когда в коридоре скрипят половицы. София скребется в закрытые двери спальни, на кухне в выключенной духовке стоит вчерашняя шарлотка, которую уже некому будет есть «как вернёмся». Стены сжимают комнаты до размеров ящика письменного стола, они давят и крадут кислород. Воздух, Нильссон нужен воздух и она выходит из дома, закрывая замок на три оборота, прячет ключ под половик и уходит прочь, убирая руки в карманы куртки.
В Лондоне становится холодно, в Лондоне холодно теперь будет всегда.
Умирает солнце, лето, надежда. Умирает всё и с каждой секундой умирает Астрид. Воспоминания блекнут, теряют тепло. Точно огромный особняк, который бросили, оставив в камине пару полений, но скоро и те догорят.
Ей сигналят машины, её пытаются окликнуть, но Астрид продолжает бездумно идти, точно загипнотизированная, смотрит вперёд и ничего не видит, лишь сильнее вжимает голову в плечи, выставляя воротничок бомбира в защиту. Просто идет, идет потому, что нужно. Потому, что на месте стоять уже не может. Мосты, перекрестки, подворотни. На улицы опускается вечер, тьма медленно сжирает очертания крыш и людей, яркие пятна фонарей кажутся назойливыми мошками и Астрид не понимает, как оказывается на извилистой улочке Косой Аллеи.
Здесь пусто, здесь больше никого не ждут и ведьме кажется, что само проведение толкнуло её в объятия этой неровной линии закрытых лавок. Костяшки пальцев, сжимавших четки, скользят по фактурной кладке фасада, цепляясь то и дело за ручки. Ведьма смотрит на всё отрешенно, позволяя странным и бесполезным мыслям прийти в опустевшую голову. Днем здесь будут сновать волшебники, в круговороте своих дел и обид не замечая, что происходит вокруг. Не замечая важного так же, как не заметили магглы, когда они выбрались из подземки. Там, внизу, умер человек, сгорел весь без остатка, а они заботились о том, как бы успеть на последний поезд, заполняли холодный вестибюль, смывший с себя копоть. Их вычеркнули из мира, а Астрид вычеркнула мир из себя. Она скользит вдоль вымершей артерии магического мира, прислоняется плечом к стеклам витрин, отталкивается слабыми ладонями, точно пьяная, но не чувствует ничего. Ценики, акции, акции, ценники. Все продается и всё покупается, но иногда товар заканчивается. Внимание ведьма привлекает старая, обветшавшая лавка, где на витрине стоит пустой постамент, укрытый в пыльный черный бархат. Распродано. Жизнь вся распродана. И шведка с трудом находит в себе силы двинуться дальше, буквально бросая себя на встречу следующего шага.
Скрип.
Дверь, которую ведьма невольно задела, прижимаясь к фасаду, оказалась открытой. Брови вздрогнули, из груди выскользнул сдавленный воздух разочарования. Она оглянулась по сторонам, но не заметила никого рядом. Совсем никого и это было странным. Только сейчас она действительно поняла, что здесь никого не было. Поздний час, принимаю, покупатели давно разошлись по домам к своим семьям и бытовым рутинам, но должен был остаться кто-то. Попрошайки, лавочники, эльфы-уборщики - не бывает абсолютно пустых улиц, особенно в центре Лондона.
Нет, никого.
На Косой Аллее не было ни души, но дверь скрипнула.
И это её не удивило. Ведьма снова загнялуа в витрину, но кроме пыли и выцветших тряпок не заметила ничего стоящего, а дверь, тем временем, приоткрылась шире, точно лавка приглашала её зайти.
Это ловушка, апатично подметил рассудок.
Я принимаю, холодом отозвалось сердце и триккер медленно вошла внутрь, закрывая за собой дверь.
- Ты боишься смерти?
- Нет, - шепчут губы, присваивая себе чужой вопрос. Она проходит вглубь полумрака, отворачивает ширму и видит то, что видеть была не должна, а пальцы несознательно плетут заклинание.
- Круцио!
Боль выходит со светом и девушка заворожено смотрит на её искры, точно разглядывает яркую гирлянду. С кошачьим любопытством, наклояя голову на бок, не выражая ничего опредленного мимикой. Её не удивляет то, что происходит, её не пугает то, что она видит и она не получает никакого удовольствия, не чувствует сострадания - сердце сквовала толстая корка льда. Холодный взгляд обращается от жертвы к истязателю и Астрид разко разводит руки в сторону, расправляя нить заклинания, точно хлыст. Мужчина оборачивается через плечо, его палочка по прежнему направлена остриём к жертве. Нильссон приподнимает брови в немом вопросу "что?" и резко бросает:
- Экспелиармус ! – это не её дело, не её война, не её битва. Астрид не должна была вмешиваться, она могла пройти стороной, позвать не помощь, спугнуть мародёров сторонним шумом и остаться в тени. Но дело в том, что она уже давно не делает того, что должна была. Она уже и вовсе никому ничего не должна. Свободна от обязательств, свободна в действиях и абсолютно безразлична.
Палочка выскальзывает из рук и лассо заклинания, прежде чем осыпаться пестрыми искрами на пол, швыряет её в дальний угол.
- А ты боишься смерти? - она не знает, кто перед ней стоит и не знает, что должна бояться. Нет-нет, она ничего не должна, это ей задолжали. Ведьма, точно столкнувшись с грабителем в подворотне, бросается на острый нож. Не от геройства, не ради справедливости, а потому, что ей самой задолжали смерть. Тонкие пальцы вновь касаются нитей магии, сплетаясь в очередную цепь, пока она ждет ответа. Ждет и смотрит в холодные глаза убийцы.
Удар.
Это забилось её сердце.
Наконец-то.

0

19

найдена и любима

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Сядьте прямо - тут обеденный стол, юная леди.
Что за ветер в голове, что за тон и манеры эти?

https://2ch.hk/fag/src/3067821/14834824433220.gif
Felicity Jones (меняемо)

Роксана Роули/Roxane Rowle
чистокровная волшебница, представительница древнего рода, однокурсница. А вот профессию можете выбрать по желанию

ВОЗРАСТ:
19 лет

СТОРОНА:
Нейтралитет/ПС

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
Гостевая/ЛС

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Все переплетено, в единый моток.
Нитяной комок и не ситцевый платок.
Перекати поле гонит с неба ветерок,
Все переплетено, но не предопределено.

Сама бы ты могла говорить о себе часами, рассуждая о книгах, покупках, поведении людей. О том, что не укроется перед твоим взором, волнует тебя, не давая промолчать. Слизерин - обязательно, потому что для такой семьи, как Роули, да и с таким отцом, просто не могло бы быть иначе.
"Роули - это Роули" - ответили бы на однокурсники на вопрос о тебе. Осторожно, чтобы не сказать лишнего, не обидеть представительницу благородного дома. А лучше и вовсе промолчать, чтобы не наткнуться на острые углы, потом расхлёбывая последствия. Ты - папочкина дочка, который боготворит тебя, подобострастно выполняя все твои капризы, потакая твоим желаниям, а обидчика... пожалуй, вывернет наизнанку, пока ты не останешься довольна результатом, возможно, простив.
Хочешь ли ты звезду с неба? - Все они для тебя, дорогая. Ведь звёзды - твоя страсть, которой ты заразила и меня. Тебе легко рассуждать о небесных светилах, знаешь название едва ли не каждого созвездия, ориентируясь по карте ночного неба.
Ты интересный собеседник, с которым легко общаться, забывая о времени, проведённым рядом с тобой, упиваясь разговорами. Иногда наивно тычешь в книжку пальчик, поднимаешь его к небу - свойственные тебе милые жесты, когда ты с головой погружаешься в какой-либо процесс. Будь то выполнение домашнего задания или, может, разговор о новых туфельках, подаренных бабушкой.
Эрудированна, ведь родители сделали всё, чтобы ты получила достойное образование. Легко приукрасишь правду, используя мелкую ложь, ради собственной выгоды. Поверишь в собственную сказку, если это необходимо, улыбнёшься искренне, зная, что твоя красота и твоё обаяние - секретное оружие, перед которым мало, кто может устоять.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы знакомы с тобой едва ли не всю жизнь. Связаны общим будущим с рождения, ведь мало кто решится возразить решению родителей. Оливер так и поступал, поддерживая с тобой тёплые отношения, прекрасно понимая, что в один прекрасный день нужно будет придти в твой дом на поклон, отдавая дань благородным традициям.
Если бы не одно "но", ещё со школы появившееся на горизонте. Казалось бы, какая-то полукровка, которой нет места среди чистокровных волшебников. Тем не менее, что-то пошло не так, механизм дал сбой, когда Оливер впервые посмотрел ей вслед, даже не задумываясь, что скажут остальные.
К чему же это приведёт - мало, кто знает, особенно, когда на одной чаше весов лежит семья, а на другой - собственное счастье и любовь. Может, стоит подумать о семье? Или всё-таки нырнуть в тёмный омут с головой?
Оливер до сих пор не нашёл ответа на этот вопрос, одаривая неопределённостью и Роули.
У этой сказки может и не быть счастливого конца.   

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Игра. Довольно сложная, ведь отношения никогда не бывают простыми. От симпатии до ненависти один шаг, где каждый будет волен понять для себя, что же важнее.
Вы вправе выбрать себе работу по душе, друзей, что не придадут. Даже отношение к моему персонажу, но не забывайте только об одном, что нельзя так просто сбрасывать со счетов мнение родителей. Мы не маглы, чтобы так легко забывать об уважении к собственной семье с колоссальной историей.
Приходите, если готовы одушевить этого персонажа.
Приходите, Спелл нуждается в Вас.

Пример игры

Они всё в той же гостиной. Только, кажется, что часы идут немного громче обычного, подстраиваются под сердечный ритм, и мир оказывается под куполом, где существует "до" и "после", но сейчас - самое важное.
Виктор едва слышно выдыхает, постукивая трубкой о край столешницы. Юноша лишь на мгновение отводит взгляд, чтобы заметить, как капли дождя стекают по стеклу наперегонки. Он сводит лопатки, выпрямляется и склоняет к голову сначала к левому, затем к правому плечу, чтобы после вновь сосредоточиться на происходящем.
Где-то вдали грохочет гром, перекрываемый шумом ветра, а на доске всё та же картинка, и пауза затягивается, лишь король нетерпеливо переминается с ноги на ногу.
Он атакован ладьёй. При этом конь белых не может взять ладью, потому как король окажется под атакой слона: такой ход запрещён правилами. Конь белых "связан". И дед это понимает, наконец, встречаясь взглядом с Оливером.
- Неплохой ход.
Оливер едва заметно улыбается, но ответить не успевает, ведь Виктор опережает его:
- Значит, всё-таки решил в Министерство? Я видел брошюры.
Юноша отвечает не сразу, тщательно подбирая слова:
- Пойми, - произносит наконец, чтобы поставить все точки на "и" - Отцовский бизнес - это не моё. Не потому, что я не разберусь. Просто... там и мама, и видеть его...
- Я предполагал такой исход - Сэлвин, наконец, раскуривает трубку - Не будешь против, если тонущий корабль подхватит Шеналл? У него похожий бизнес на Альбионе. Хотя бы сейчас, пока ты реализовываешь себя. Так что, обмен?

***

- Ты же знаешь, я не имею права говорить о своей работе - Оливер с трудом отходит от объятий брата, до сих пор не привыкший к такому обращению. Тот пусть и младше, но чувствуется хватка спортсмена, когда кажется, что ещё немного, и точно сломается рука, если не шея.
Но даже не в этом дело, ведь Питер нарушает границы личностного пространства, где другим нет места, пусть и бывают исключения.
- Не делай так больше.
Взгляд холодеет лишь на мгновение, и Оливер поджимает губы. Привычки всегда сложно искоренить, та самая мелочь, что легко может выбить из колеи. От них невозможно отмахнуться, ведь цепляются крючковатыми пальцами за манжеты рукавов, сжимая горло удавкой. Всё потому, что смерть близкого человека приносит с собой не только пустоту, она рушит жизненные уклады и ценности легким движением руки, привнося в жизнь новые правила, линию поведения, бережно храня выцветающие воспоминания, проводя чёткую грань между обществом и им самим. И никому не следует нарушать эти границы, пока Олли сам этого не пожелает, делая глубокий вдох и давая молчаливое согласие.
- О, она в порядке, осваивается, хотя не особо говорит со мной в Хогвартсе...
И лишь слова о Клементине позволяют отвлечься, а шкодливая улыбка на лице Питера не сулит ничего хорошего.

***

- Ты с ума сошёл! - её лицо искажено гримасой ненависти, обиды и непонимания - Думаешь, я не вижу?
Смотрит снизу вверх, стоит совсем рядом, потому Оливер прижимается спиной к стене, ощущая шероховатую поверхность камня и тот холод, что мог бы сковать душу, если бы не Роксана, что воспалялась всё сильнее.
Она набирает в грудь побольше воздуха, чтобы выплюнуть порцию очередных обвинений.
- Если кто-нибудь об этом узнает, ты станешь посмешищем!  А я об этом непременно позабочусь! Фамилию Сэлвинов смешают с грязью, но твоей грязнокровке на это наплевать, я уверена. Она-то сама из этой грязи и не вылезала.
С торжествующей улыбкой на лице собирается уйти, уже разворачиваясь на каблуках, но не успевает, ведь Оливер легко перехватывает её запястье, теперь уже прижимая девушку к стене.
Личностные границы давно разрушены, теперь сверкая под ногами изумрудным крошевом.
Голос звучит спокойно, когда он склоняется к ней, кончиками пальцев проводя по щеке девушки, шепчет прямо в губы:
- В твоём плане есть одно весомое "но", - выдерживает паузу, позволяя Роксане самой догадаться - Мы с тобой повязаны договором родителей, если, конечно, не забыла. И скажи ты обо мне хоть слово, смешаешь с грязью и свою семью, сама окажешься в той же луже, поливая слезами своё обручальное кольцо. Потому я советую тебе держать свой очаровательный язычок за зубами, позволяя мне самому решать с кем общаться, а с кем нет.

***

- Как это Слизерин продул? - удивляется, легко переводя тему, ведь узнал всё, что нужно. - Мне кажется, ты просто перепутал цвета факультетов, потому тебе и показалось их поражение реальностью. Или, может, просто хороший сон о желаемом? - усмехается, наконец, занимая одно из свободных кресел.
- Ты-то уже подумал, куда собираешься пойти после школы? К отцу или, может, попробуешь себя в квиддиче? Мне кажется, у тебя должно получится, хотя в сборную довольно серьезный отбор.
Впрочем, у Питера ещё год, чтобы всё для себя решить, но строить планы всегда интересно.
Горячий напиток обжигает горло, комната наполняется запахом ароматных трав, которые домовик не забыл добавить в заварочный чайник.
И Оливер, выдерживая паузу, всё-таки задаёт главный вопрос, прекрасно зная, что тем самым вбивает острие ножа в сердце брата по самую рукоятку.
- Они так и не помирились? Ты пытался ещё раз их свести?

Отредактировано crucio (Ср, 22 Мар 2017 10:58:55)

0

20

Их трепетно ждут и беззаветно любят

я хотел бы стать героем

https://33.media.tumblr.com/96319c1e00870311a73323d19ea140af/tumblr_inline_noey4mtfjX1snobye_500.gif
Jeremy Allen White
вообще, обсуждаемо

Питер Петтигрю
»ну, такое» / Орден Феникса

ВОЗРАСТ:
1960-ый | 19-20 лет

СТОРОНА:
мародёр

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
Как вам удобнее

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Главная проблема Питера в том, что он всегда хотел быть «крутым», но так и не научился искать в себе достоинства, потакая матери, которая с детства твердила, что он самый обычный мальчик, что ему должно сидеть ниже травы, тише воды. Отец оставил семейство Петтегрю ни с чем, он даже не отдал сыну своей фамилии – просто однажды ушел за лотерейным билетом. Наверное, выиграл. А матушка сказала – ничего, так бывает, наверное, всё дело во мне. И с головой ушла в бессмысленное рукоделие, которое продавала за бесценок в лавке старьёвщика. Петтегрю никогда не были богатым семейством, но мать не позволяла тебе, Питер, ходить в обносках, впрочем, изысками ты тоже не был балован. Всё ровно, Питер, всё ровно. А тебе хотелось взлететь.
Быть крутым. Да, может самому и не получится, но можно же попробовать вместе с кем-то, верно? Ты не такой красавчик, как Блэк, не так умен, как Ремус и не сможешь потягаться в ловкости с Джеймсом. Зато ты знаешь, какова жизнь. Ты знаешь, что похвала всегда в цене и ты умеешь льстить в обмен на теплые лучи славы. Не глуп, не силен, не писанный красавиц. Обычный, Питер, ты обычный, но разве тебе никогда не приходило в голову, что это не так уж и плохо? Смотри, тебе удалось овладеть анимагией, ты можешь превращаться в крысу. Да, крыса это, вообще-то, не благородно, но твои сверстники, возможно, вообще никогда такому не обучаться, а ты можешь. Ты умеешь сглаживать острые углы и нейтрализовать конфликты, если это нужно для дела. Не знаю, за что именно ты получил кличку Хвоста: за таланты в анимагии или за то, что отменно умеешь их подчищать. Ты научился угождать, но пока еще не горбишь спину в подобострастном поклоне лицимерия. И ты видишь мир без розовых очков. Это не плохо, это нормально. Это как все.
Но тебе как все не нравится. И Питер Петтегрю спешит показать своим друзьям, что он на многое годится, что он не трус, что он славный и забавный малый, что из тебя выйдет толк. Не аврор, но не сидишь на месте. Дружишь с Флетчером, непрочь и со Снейпом поболтать, только это твоим друзьям не нужно и ты готов цепным псом броситься на слизеринца с оскорблениями и глумливыми ужимками. А если надо доказать, что ты крут, то легко – хочешь Блэк, я покажу, что тоже могу курить эти магловские палочки? Могу толкнуть плечом младшекурсника, высмеять того, кто вам не по нраву, восхвалить таланты Джеймса. Ну, отчего вы смеетесь, парни? Парни.
Только ты, Лили, меня понимаешь. Но не жалей, пожалуйста, только не жалей. Крутым мальчишкам жалость не нужна

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

А вот какие захочешь, но, сдается мне, мародёры Крауча не жалуют, однако, только ты решишь ступить на тропу Пожирателей… Мне кажется, нам будет о чем поговорить

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Тебя ждет весь форум. На вас надеются, тебя очень хотят видеть не только в гостевой, но и в игре. Мы собрали почти весь мародёрский каст, Питер – не хватает только тебя

пример поста

Формулировка «рождество – волшебный праздник» в мире магов давным-давно утратила своё истинное звучание. Проблема в том, что если разум способен разложить на ингредиенты удачу, прекрасно понимая, что в аптеке Малпеппера все они продаются за сущий бесценок, прелесть свертка в блестящей бумаге под елью практически обесценивается. Крауч помнил, как его забавляла реакция маглорожденных первогодок, когда те впервые видели профессоров за украшением Большого Зала – будто бы им объявили, что можно трансфигурировать пренебрегая сохранностью массы! Он не раз отмечал смущение ребят постарше, когда те встречались под веткой цветущей омелы и нередко ловил восторги в девичьих глазах, когда подружки дарили им очередную – в чем он был абсолютно уверен – безделицу. Рождественские подарки, ужины, традиции. Всё это Бартемиус Крауч практически ненавидел и, признаться, у него на то были веские причины, но что ему было ненавистно более того, так это всеобщие неоправданные восторги. Однако, как это было заведено законом жанра столетиями назад, так было не всегда.
Хрустящая корочка индейки, тонкая фиолетовая корона из гофры, венок из можжевельника с вкраплением красных ягод и симфония догорающих свечей – вот и всё то хорошее, что мальчишка старался запомнить из этого праздника, цепляясь за мелочи с жадностью старьёвщика, напрочь отрицая картину бытия в целом. Сжимая меж восковых пальцев гладкий кнат, слизеринец вышел за ворота школы и выдохнул, опуская плечи и горбя спину. Снег, любезно порадовавший Шотландию своим внезапным появлением, скупо скрипел под ногами, разбивая редкую тишины. Барти поднял повыше шарф, скрывая свой внушительный нос от ветра, и зашагал в сторону Хогсмида, желая убить свободный денек чем-то более разнообразным, чем библиотечные бдения. Еще каких-то два дня назад юноша считал, что идея остаться в замке была сродни гениальной – он нарадоваться не мог тому, как ловко ускользнул от очередного семейного ужина, которому из всех названий больше всего подходило «аутодафе». С недавних пор Крауч отчаянно старался избегать показательных порок, не имея за плечами увесистых контраргументов, а идея доставить отцу удовольствие очередным скандалом больше не казалась ему привлекательной. Барти пытался убедить себя в том, что это на него наконец-таки обрушилась тяжесть возрастной мудрости, о которой многие мечтают в свои шестнадцать лет, что это не трусость побитого щенка, что это правильно, что это взвешенно. Но вся правда заключалась в том, что ни одна «взвешенность» не стоила того, что он встретил в замке, где единственным плюсом, пожалуй, было отсутствие на каникулах мародёров, а в остальном – тоска да пустые надежды.
Крауч. – как приговор, который вколачивает промеж лопаток бубновый туз. Барти хмурится, опуская руки в карманы мантии, останавливается на месте и оглядывается по сторонам, точно сомневается – послышалось или нет? Разумеется, нет, ему ведь везет, как покойнику. Слизеринец облизывает пересохшие губы и учтиво кивает однокурснику, спешившему его обогнуть. Оказывается, ни одному ему пришло в голову идти сегодня в деревню, оказывается, их таких достаточно и он, вставший верстовым столбом, мешает движению – приходится сделать шаг в сторону.
Получил свой подарок на Рождество?
Барти бездумно хлопает губами, потирает подбородок и тянется ладонью к затылку, нервно улыбается, ища глазами любое другое яркое пятно, требующее внимания, только бы не огненную голову – он всегда так делает, когда собеседникам удается выбить его из накатанной колеи. Подарок, дело вовсе не в подарке, он ведь знает Клемментину, он уже привыкнуть к её бесовскому огоньку в глазах и виду вечно напрашивающейся кошки. На что, однако, не ясно: толи ей нужна похвала, толи не хватает звенящей затрещины – девчонки, пойди, разбери. Но Бериш хуже всех девчонок вместе взятых, у неё склад ума особый.
- Никак боишься, что твой центнер угля случайно выгрузили у моей кровати? – бесцветно спрашивает он, наконец смирившись с тем, что ведьму совсем не беспокоит неловкость молчания. Широкая улыбка кромешной любезности, перекат с пятки на носок и секундная пауза, словно перед прыжком с трамплина. Крауч опускается на землю и пожимает плечами, неожиданно расправленными, точно крылья, - не бойся, обошлось без этого. Какая муха скуки укусила тебя на этот раз и чем обязан? Мне кажется, еще неделю назад ты окрестила меня идиотом и наградила немилостью общения. И где я успел согрешить?
Разумеется, он не столь критичен к рыжей, просто привык держать марку. Просто верит, что покуда они умело фехтуют обоюдно острыми колкостями, Британия всё еще держится на сваях консервативности. Просто не знает, как Клемма отнесется к нему если Барти вдруг позволит проявить мягкость и благосклонность к её характеру, за который даром что нынче запретили сжигать на костре.
Да и вообще сжигать

0


Вы здесь » Marauders. No Mercy » INTERNATIONAL MAGICAL COOPERATION » The Last Spell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC