1 января штаб-квартира Ордена Феникса подвергается атаке со стороны Пожирателей Смерти. Атакам подвергнуты дома орденцев, мирных жители Лондона.
2 января атака на Министерство Магии. Массовая гибель аврората и главы Аврората Руфуса Скримиджера. Алекто Кэрроу убивает Эшлинг О´Флаэрти. Однако погибают Алексиус Яксли и Бартемиус Крауч Старший.

BEST EPISODE: ученье - свет?

«Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда. Рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца. И Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы. И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой, тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца.» Суждено ли сбыться этому пророчеству теперь, когда Орден фактически отдал бразды правления в руки Пожирателей Смерти?

НУЖНЫ:
s.trelawneys. blackmoodya.roockwoodapostles (!)

АДМИНИСТРАЦИЯ:
Karu FlynnAlecto CarrowZane NottPeter PettigrewDorcas Meadowes

роливнешностиработанужныехронология

#упрощённый приём;
where is OP? [квест]

Marauders. No Mercy

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. No Mercy » MIRROR OF ERISED » Огонь, вода и медные трубы


Огонь, вода и медные трубы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s2.uploads.ru/tKyar.gif
Огонь, вода и медные трубы

участники:
James Potter, Peter Pettigrew & Severus Snape

дата и время:
14 декабря

место:
Маггловский квартал Лондона. Fairways Business Park, Lammas Rd, London E10 7QB, Великобритания

Усталость забыта, колышется чад.
И снова копыта как сердце стучат.
И нет нам покоя, гори, но живи.
Погоня, погоня, погоня, погоня в горячей крови.

Отредактировано James Potter (Вс, 20 Ноя 2016 14:22:04)

+3

2

Ночной промышленный квартал отличался от дневного своей особой атмосферой. Днем – это шумное существо, наполненное жизнью и заботами простых рабочих магглов среднего и низкого класса, ночью – это безликие дороги и ветер в проводах. Все производство затихало, а мирские трудяги, выполнив свою работу, уже давно разошлись по домам. И если днем здесь происходила коммерческая эволюция, то сейчас место напоминало безлюдный пустырь, где по металлу схватывался декабрьский мороз.
Стройными рядами стояли складские помещения, а за ними виднелся безграничное пространство, не застроенного поля. Наверняка, на месте этого пустыря скоро вырастет здание, организуется какое-то производство. Но пока что эти земли пустовали, усыпанные мусором и обломками арматуры. Не верилось, что в Лондоне еще имелись такие места.
Джеймс оглянулся, позади, сверкая фарами, проплыла машина, и свернула за угол, туда, откуда начиналась дорога на жилой район. Маггловские кварталы поражали своей простотой, а поэтому Джеймс научился быстро в них ориентироваться. Он знал, что дорога здесь заканчивается и, удаляясь от нее, можно найти тихое и укромное местечко, подальше от любопытных маггловских глаз.
Было около двух ночи. Они шагали под мантией невидимкой вместе с Сириусом. Петтигрю же был где-то рядом. Был ли он в своем обличии, или обернулся в крысу, Поттер не знал, но надеялся на удачную маскировку Пита.
- Ты наступил мне на копыто, – поморщившись, отозвался Джеймс шепотом, когда они, не скоординировав шаги, наткнулись друг на друга, – давай поменяемся, я поведу, – предложил он, подныривая под друга, чтобы оказаться спереди. 
Они прошлись вдоль контейнеров, а затем нырнули за один из них, спрятавшись. Поттер перевел дух, сбросил мантию, сложив ее в карман. Привычно встряхнул шевелюрой.
19 лет. Пришла пора осмыслить свое будущее, утвердится в качестве члена общества. И лучшим способом доказать всем, что ты мужик – наконец-то жениться. Весь день он ждал ответа от Лили, очень важно было понять ее намерения. О чем думала Лили, почему так динамила? Порой ему казалось, что эту загадку ему не разгадать никогда. Лили не торопилась отвечать ему взаимностью, чем здорово печалила его чувства. А ведь они встречаются уже несколько лет, она до сих пор живет у своих родителей.
«Конечно же, все беды от Снейпа, а как иначе?» - Пару лет назад он мог бы с уверенностью обвинить Сопливуса в чем угодно. И, казалось, все так и есть. Ведь каждый раз, когда Лили уходила от разговоров о Снейпе Джеймсу приходилось нелегко. Его ревность, буквально, съедала его изнутри, и он ничего не мог с этим поделать.  Не так много времени прошло после окончании школы, но этого времени хватило для того, чтобы Сохатому немного измениться. Прекратив попытки прояснить ситуацию с девушкой, Поттер перейти к тяжелой артиллерии, и, заручившись поддержкой, пацанов, поговорить со Снейпом.
Так чтобы сразу это сделать, назначить стрелку на заднем дворе, как в школе, не выйдет. Нужно было бы долго за гадом следить. Поэтому он упростил себе задачу и просто написал записку: «Нужно серьезно поговорить. J.P. Место встречи.»
Идея позвать Слюнтяя на встречу была не случайной. Совсем недавно в ОФ случился небольшой раскол, и Джеймс стал меньше доверять некоторым его членам. Он впервые задумался о том, что Лили может грозить серьёзная опасность.
Она была сильной волшебницей, такой же целеустремленной, как и он – ровня любому из мародеров. Но на дворе со своим танцем смерти проносилась война и кружила в вальсе, забирая жизни у невинных волшебников. Сколько друзей пало, сколько близких сердцу людей пришлось проводить чрез Кингс-Кросс.
Джеймс по-прежнему с задором веселился. Он любил хулиганить вместе с Бродягой. Он бы предпочел этой войне матч по квиддичу или безудержные прогулки под луной в зверином обличии. Он понимал, как время неумолимо стирает хрупкую оболочку наивности, вскрывая умственную зрелость.
Так что не так с этим ублюдком? Сопливус снова был у дел? Наверняка. Кому, как ни Снейпу знать что-то о Смерти, с его-то увлечениями.
- Держись подальше от него, у него такой зловонный дух, что можно блох выкуривать, – подавив смешок, обратился он к Бродяге, – где Пит? Я его не вижу, – Сохатый выглянул из-за торца контейнера, за которым они сейчас прятались.
Пространство между промышленными зданиями тускло освещали фонари, их технический свет падал скупыми бликами на окна. Не достаточно для того, чтобы совсем ослепнуть, но и не фонтан, чтобы что-то детально разглядеть.
Поттер замер, прислушиваясь, аккуратно достал волшебную палочку – бесполезный, в общем-то, в этом деле вид оружия, попадись им здесь маггл, колдовать будет затруднительно. Стоило понадеяться на численный перевес. Вряд ли Снейп за этот год вырос и возмужал. Держать удар он явно так и не научился - подумалось.

+6

3

Было около двух ночи. Морозило. Месяц в форме изогнутого когтя дракона освещал мародерам путь. Маленькие крысиные лапки стучали по замершему асфальту. Друзей не было видно, так как их скрывала мантия, но нюх Пита не подводил, и в доказательство этому, порой он слышал заговорщический шепот и смешки, которые порой пускал Джеймс, представляя, наверное, как намотает на свой кулак Нюниуса и втопчет его остатки каблуком сапога в землю.
Что за очередные терки между Поттером и Снейпом Хвост не выяснял, признаться, ему было не до этого. Но дабы потом не вызывать гнев Пожирателей, отправил сову Снейпу с известием о том, что Сохатый придет не один. В общем-то, Северус наверняка об этом и сам догадывался, но иллюзию участия создать было нужно, чтобы сохранить в тепле свой хвост. Такова она - жизнь двойного агента.
Тем не менее, ночь - не время для сна, особенно, когда ты еще и в розыске. Здравая мысль выяснить отношения и поставить все точки на i в столь угодный час. Необходимость ложиться ночью спать почти всегда вызывает тоску и чувство непонятной вины. Нет ощущения правильно прожитого дня. Наверное, поэтому Джеймс и друзей за собой потянул, следуя этой логике. Римусу еще повезло, что его не разыскивают все авроры страны, он может спать спокойно, ведь  парень умеет сказать "нет". В отличии от Питера, который теряется и не может дать разумного ответа на возмущение подобному "Ты мне друг или нет!?", Люпин всегда знает, что сказать и как поступить, чтобы не обидеть. Красноречием Хвост не наделен, поэтому теперь он вынужден скрываться вместе с Поттером и Блэком, и как всегда тенью следовать за ними на любую авантюру. И раньше Питу это нравилось.  Заставляло себя ощущать частью команды, цельного механизма. Но теперь, все необдуманные поступки Сохатого приводят Питера в ярость, ведь после всего того, что с ним произошло, Питер словно заново знакомится с этим миром.
Сначала Розье соблазняет его разговорами, дорогими напитками и сигарами, меняет парню его мировоззрение, обещает светлое будущее и решение всех накопившихся проблем. Потом посвящение в Пожирателей Смерти, первое задание, на котором, испытав все прелести круциатуса и империуса, Петтигрю становится убийцей министра. Публичный дом "Черная Лилия" с его темными спальнями и голыми девами окончательно изменили Питера Петтигрю. Метка, как почетный знак отличия. Он жалел лишь об одном - о совершенном убийстве. Убийстве, совершенным не по собственной воле, а под заклятием.  Ведь смерть - ничто, если ты убил ради великой цели. Так говорил Ивэн, и Питер доверял ему всецело.
С каждым новым днем Пит менялся. Терял себя прежнего и даже не замечал этого. Никто не замечал.
- Я здесь, - отвечает Питер, когда слышит свое имя, но его уже не пробирает ток, как прежде от одной только мысли, что Джеймс нуждается в нем.  Напротив, он совершенно спокоен и даже немного недоволен, что ему приходится выбираться из теплой крысиной шкурки. Практически все школьные годы Питер восхищался каждым словом и действием Поттера. Восхищался и одновременно завидовал, порой не зная, что больше. После школы остались только зависть и раздражение. И все же, когда Джеймс попросил его о помощи, Пит согласился. Не только потому, что не умеет оказывать, а потому что... просто потому, что.... Да он и сам не знал. Наверное, слово "дружба" для него было не пустым звуком и не средством манипуляции и достижения своих целей, как было это у Сохатого.
Хвост уже долгое время послушно делал то, что пообещал пожирателям: собирал информацию. Перекинувшись в крысу, Пит прятался под половицей или за креслом и подслушивал разговоры. Орденцы приходили к Грюму с докладами: о поисках Карадока Дирборна, о его возможных похитителях. Алиса Лонгботтом на днях должна была под видом журналистки встретиться с работником Министерства, которого подозревали в работе на Темного Лорда. Фенвик дежурил в Лютном Переулке. Римус торчал в библиотеке и пару раз встречался с Альбусом Дамблдором. Но когда дело касалось Марлин или Лили и Джеймса Питер умело изворачивался, прикидываясь беспамятным идиотом. (а это было не сложно, так как все в основном так про него и думали). Неизвестно какая сила сдерживала его, заставляя рисковать собственной жизнью. Но мысль о том, то Лили или Марли могут пострадать из-за его выбора, безумно удручала Питера. И эта та ниточка, которую стоило бы давно оборвать, да никак не решался.
- Что делать будем, Сохатый? Надеюсь, твоя затея нас в очередную задницу не приведет? - немного отстраненно интересуется Питер, и ежится от холода, тщетно укрываясь воротом тонкой куртки от промозглого холодного ветра.

Отредактировано Peter Pettigrew (Пн, 7 Ноя 2016 17:40:27)

+6

4

Маггловские трущобы - это знакомо. Промышленные районы - они везде одинаковые, что в Лондоне, что в провинции. Неожиданно, но Снейп даже, вроде бы, представляет, где он находится: он искал квартиру для съёма где-то неподалёку, то ли в Лейтоне, то ли в Лоуэр Клэптоне, но определённо где-то рядом.
Снейп сверяется с письмом, дойдя до очередного фонаря, чтобы уточнить адрес. Он старательно ведёт себя как маггл и действительно использует фонари в качестве источников света, вместо того, чтобы воспользоваться Люмосом. Маггловская одежда у него завалялась ещё с похорон матери, так что с этим проблем не возникло, хоть съехав от родителей, он и пообещал себе, что маггловских тряпок в его шкафу более никогда не появится - но всё же на похороны являться в мантии было бы как-то слишком. И сейчас он весь из себя законопослушный волшебник, который ответственно подходит к необходимой маскировке в маггловских районах и ничем себя не выдаёт.
Грязно, холодно, темно. Снейп бредёт вдоль то ли гаражей, то ли складов, он не очень хорошо разбирается в сортах этого говна, тем более в темноте. По левую руку железная дорога, по которой неспешно и с инфернальным шумом проползает электричка. Кому нужны электрички в два часа ночи. Под ногами растрескавшийся асфальт, покрытый скользким льдом, очень тонким и едва заметным, а потому коварным: Северус дважды едва не теряет равновесие, поскользнувшись. Тусклый свет фонарей выхватывает из темноты участки пять на пять, а остальное - тьма египетская. Холод. Мусор. Запустение. Серость.
Цивилизованная дорога заканчивается, и начинаются какие-то партизанские тропы, которые всё же приводят Снейпа вроде бы туда, куда и надо. Если не туда пришёл, то и гори оно всё гаром, больно ему надо ночами по подозрительным маггловским районам шляться, не настолько он жаждет встретиться с Поттером. Честно говоря, вообще не жаждет. Давным-давно не встречал, отчего чувствует себя гораздо лучше.
Остановившись, Северус оглядывается по сторонам. Никого нет даже и в помине. Если Поттер чисто ради поржать решил заставить Снейпа посередь ночи тащиться в какие-то маггловские гребеня, а сам и не подумает явиться, то Снейп найдёт его и убьёт, и будь что будет.
Он опирается спиной о забор, ограждающий железную дорогу - сетка рабица слегка прогибается. Предусмотрительно вешает перед собой невидимый магический щит, будучи слишком хорошо знакомым с привычкой Мародёров использовать Экспеллиармус вместо приветствия. Правую руку с волшебной палочкой прячет под куртку.
Вокруг очень тихо и очень пусто, хотя по часам Мародёрам уже пора бы здесь быть. Помимо них где-то тут должны быть и авроры, поскольку Снейп, получив внезапное письмо от Поттера, после долгих размышлений "связываться ли с Авроратом или пусть эти министерские ублюдки всё же горят в аду" решил, что натравить аврорат на Мародёров - это неплохая идея. Если Мародёры отвесят люлей аврорам - Снейп с удовольствием на это посмотрит. Если авроры упекут Мародёров за решётку - Снейп, опять же, будет только рад. Сплошная выгода и очевидный профит. У Северуса был знакомый в Аврорате, Смит, которому он хотя бы немного доверял, и мог надеяться, что периодически крайне неадекватно себя ведущие авроры не упекут его самого под следствие за связь с государственными преступниками. Смит проникся и с должной оперативностью поставил всех на уши.
Глядя по сторонам, Северус думает, что авроры либо забили и спят, как все нормальные люди, либо действительно очень хорошо маскируются.
Он чувствует себя немного идиотом, торча посередь какого-то продуваемого всеми ветрами тёмного пустыря, и это немного злит.
- Я жду пять минут и сваливаю, - громко говорит Северус, повертев головой по сторонам.
В конце концов, ему совершенно не впёрлось ночей не спать ради сомнительного счастья свидеться с Поттером, который, согласно информации от Петтигрю, ещё и не один заявится (в чём Снейп и без Питера не слишком-то сомневался - наверняка все четверо, как обычно). Ему вообще хочется спать, а через пять часов ещё и на работу собираться, так что в гробу он видал подобные ночные променады, и лучше бы Поттеру иметь действительно вескую причину для встречи.

Отредактировано Severus Snape (Вс, 11 Дек 2016 06:16:45)

+3

5

- Тш…- не слишком заботясь о желаниях Хвоста выразить свою мысль, Поттер приложил палец к губам, призывая Хвоста помолчать, тот очень не вовремя решил планом действий. Как раз показалась фигура, и Сириус оттащил Поттера от края контейнера, из-за которого они выглядывали.
Плана, честно сказать не был, признаться в этом Поттер не решался. Вся эта затея была чистой воды импровизацией. Сириус это подозревал, но его этот факт явно не сдерживал, в отличие от Ремуса, который прислал записку о том, что готов прийти на помощь по первому зову, но так как скоро полная луна, он бы не хотел представлять угрозу для кого  бы то ни было, предпочитая держать руку на пульсе событий дистанционно.
За Ремусом ходили глаза, все Мародеры это понимали, поэтому редко выходили с ним на связь.
Сейчас их пронизывал холодный ветер. Сириус рвался в бой. При виде Нюниса в Бродяге что-то менялось, тот словно был готов давить слизеринца, как собственную блоху.
- Не сейчас, Сири, - Поттер взял друга за плечо, дабы немного остудить его хищные инстинкты. Это было, по меньшей мере, оскорбительно для Бродяги, ведь он так же, как и Питер не совсем понимал цель встречи.
- Эй, чувак, ты охренел? Давай прижучим его, такой шанс, пока он не нагнал на нас целую банду, - пес обернулся, нюхом чуял опасность, но не мог пронзить, где и откуда, сомнительность этой затеи начинала выбешивать и его, - давай скорее с этим покончим, - отозвался Бродяга, решительно сверкая палочкой у самого носа ДжейПи.
Поттер единственный из всей компании не был хищником, ему хорошо давались инстинкты, но особенной чуйкой он не обладал. Кажется, Бродяга немного нервничал, а возможно его охватила жажда навалять слюнтяю, и он переставал себя контролировать.
- Держи, если что-то пойдет не так, ты сможешь воспользоваться этим, дабы прикрыть мне спину, – Поттер вложил мантию-невидимку в ладонь, - смотри, мне нужно, чтобы ты меня прикрыл, а я с ним поговорю. Пит, забирайся на тот контейнер, - Поттер указал своей палочкой в аккурат на соседние ряды, которые так удачно располагались вдоль железной дороги, - оставайся там, держи Сопливуса на прицеле.
- Джей, я пойду с тобой, ты чего?  - Бродяга недоумевал, разве не на дело его позвали, да к тому же такое мерзкое. Нельзя было оставлять Поттера наедине с этим темным типом. Но Поттер настоял и Бродяга сдался. Их перипетии длились с полминуты, за это время ноги успели окоченеть, а руки замерзнуть. Встряхнув палочкой, Поттер сбросил напряжение и пробежался вдоль контейнеров. Резкий заезд, скольжение, торможение, он отмахивается таким же щитом, на случай, если Снейп среагирует на его внезапный вылет, а он среагирует. Но лучше изобразить, что опоздал, чем делать вид, что прятался.
- Стой! – Поттер замер в защите, выставив свободную ладонь тыльной стороной в знак примирения, - дай мне минуту, я хочу поговорить, правда.
Поттер был настроен решительно, он сделал еще несколько шагов, дабы аккуратно приблизиться к Снейпу. Эти черные глаза, его злость чувствовалась собственным нутром. Поттер краем глаза взглянул на крышу контейнера, куда должен был незаметно взобраться Хвост, Поттер надеялся на прыткость Пита, а еще верил, что тот не подведет в нужный момент и среагирует быстрее Снейпа. Пусть и не было дуэльных преимуществ у Хвоста, зато сейчас у него могло быть преимущество расположения. Бродяга нервно вертелся где-то за одним из контейнеров, стоявших за спиной у Поттера.
- Это не наша война, Нюнис, - Поттер называл его так, отдавая дань школьной привычке, по одной простой причине, сейчас Сопливуса было не выгодно злить. Но называть его по имени было непривычно, да и подорвало бы это дух и азарт его друзей, скорее всего. С чего бы Джей Пи со Снейпом разговаривать. Здесь разговор был по понятиям, – ты знаешь это лучше меня, на улицах умирают каждый день десятки волшебников, мы не в силах это прекратить, но мы можем спасти близких. Снейп, Лили нужна твоя помощь, – вот эта главная мысль, ее не стоило откладывать до полного выяснения обстоятельств, так как Поттер понимал, сейчас Снейп не верит ни единому его слову. И это «не верит» будет продолжаться всегда, возможно всю оставшуюся их жизнь, пока не назовешь имя, что будет действовать на их обоих подобно волшебному заклинанию.
Стоило это признать – подобные слова были хуже поражения на дуэли, не получив физического поражения, Поттер с трудом признавал свое унижение сейчас. Но он надеялся, что это как-то поможет спасти ему его друзей, его семью. И эта надежда грела, заставляла мыслить как стратег.

Отредактировано James Potter (Вс, 11 Дек 2016 22:52:12)

+4

6

Через пару минут Поттер всё же изволит явиться, размахивая волшебной палочкой. Северус немедленно выхватывает свою и уже замахивается было ударить разоружением, но в последний момент понимает, что Поттер всего лишь тоже выставил защиту, разумно Снейпу не доверяя. Северус ничем пока его не проклинает - так и застывает, держа его на прицеле. Поттер один - это неприятно. Потому что Питеру Снейп склонен верить больше, чем Джеймсу (что вообще-то довольно опрометчиво: верить тому, кто прокинул своих "лучших друзей" и переметнулся туда, где кормят повкуснее), а значит, вся остальная компания где-то затаилась, наверняка не сводя с него волшебных палочек. Очень неуютное ощущение.
Северус вертит головой по сторонам, но никого не видит, что неудивительно: они довольно далеко от ближайших фонарей, он и Джеймса-то видит весьма условно. Можно наколдовать какое-нибудь освещение, но это значит "сделать себя лёгкой мишенью", чего Снейп не хочет, даже при наличии аврорской засады: Блэк тот ещё психопат, с него станется и Авадой швырнуть.
- Так давай к делу, твою мать, мне на смену завтра с утра, - ворчит Снейп, когда Поттер уверяет, что хочет с ним поговорить.
Поттер в своём репертуаре, и начинает он с того, что врёт ради красивой фразы: какие, на хрен, десятки магов, гибнущие ежедневно, когда пролитие магической крови без должной причины Тёмным Лордом не поощряется. Впрочем, ладно, каких только баек о Пожирателях не ходит. И волшебников они убивают толпами, и пьют кровь христианских младенцев, и того и гляди взглядом убивать научатся, подобно василискам.
Пожалуй, единственное, что может заставить этих двоих, относящихся друг к другу с взаимным и искренним презрением, сотрудничать (ну, или хотя бы не начать кидаться друг в друга проклятиями сразу же, без лишних церемоний) - это забота о благополучии Лили.  Несмотря на то, что Поттер - ублюдок и нравственный урод, Северус склонен предполагать, что всё же до Лили ему, видимо, действительно есть какое-то дело, коль продолжает все эти годы хвостом за ней таскаться. И если речь о Лили, то, возможно, это даже не полная брехня, и следует чуть-чуть прислушаться, хоть градус недоверия снижать Северус тоже не собирается: кому как ни Поттеру не знать, что Лили - его слабость, он легко может просто использовать её, чтобы выбить Снейпа из колеи и заставить растерять бдительность.
А у Снейпа авроры по кустам, а к нему, оказывается, обратились с действительно значимыми и даже более-менее благородными проблемами. Какая прелесть. Неловко вышло. Впрочем, какая разница. Скрывающийся от правосудия Поттер вряд ли может предоставить Эванс какую-то значимую протекцию, так что его свобода или несвобода ничего толком не изменит, а Северусу будет гораздо приятнее, если этот гад огребёт проблем с законом, особенно - если при участии Снейпа. Ещё бы Блэк показался, наконец - было бы вообще замечательно. Милая месть за всё хорошее обоим подонкам.
- А ты, видимо, почтовая сова, - понимающе кивает Северус, не спеша опускать волшебную палочку. - Ну, предположим, что ей и  правда что-то от меня вдруг стало нужно, но ты-то какое отношение к этому имеешь? Или Эванс похитили и где-то силой удерживают, и у неё нет возможности написать мне письмо или явиться лично? Давай по пунктам, какая помощь, при чём здесь ты и почему вдруг так приспичило именно в два ночи.
Вопрос "с чего вдруг я?" Снейп не озвучивает, потому что с Поттера станется драматично воскликнуть, что Северус - гад, для которого чудесная и восхитительная Лили совсем ничего не значит, он, Поттер, всегда это знал, и гореть ему, Снейпу, в аду, и никакого дела с ним, Снейпом, он, Поттер, более иметь не желает. А если вдруг речь о чём-то серьёзном, и Лили действительно в опасности, подобные обидки Поттера могут иметь последствия, поэтому шут бы с ним, с вопросом "а я тут при чём, когда она мне не мать, не сестра и не любовница?" Перед Поттером Снейп бы с удовольствием поиграл в "да мне на неё наплевать, с чего меня вообще должна волновать грязнокровка, которая вполне однозначно меня послала к тому же", но если это может негативно отразиться на безопасности Эванс, лучше пока помолчать о том, значит ли она для него что-то или  нет.
Да и не особенно уютно разговаривать с Поттером о Лили Эванс, зная, что где-то рядом греют уши и Мародёры, и авроры. Довольно личная тема всё же.

Отредактировано Severus Snape (Вс, 11 Дек 2016 23:10:24)

+4

7

Есть! План сработал, Снейпа зацепило, он начал разговор с мистером_почтовая_сова.
Не то, чтобы Поттера это сильно порадовало, но то, что он заставил Нюниса его выслушать было огромным плюсом. Слизеринец оказывается умеет говорить по-человечески, кто бы мог подумать!
Надо же, какие слова он начал использовать: "работа", да Снейп смотри каким важным стал. Еще немного и совсем как Крауч будет. Небось и на работу в Министерство начал ходить. Где же твой галстук, дорогой?
Поттер вспомнил утренний променад под окна Лили. Мантия-невидимка вся промокла, а он стоял под ее окнами и никак не мог налюбоваться мелькавшими время от времени рыжими волосами, жаль, не разглядеть было ее глаз, слишком близко подходить к дому Поттер все же опасался.
Мантия сушилась на деревянной основе, трансфигурированной из стула, а по дому перекатывались искорки тепла. Джей сидел в драном кресле, носками к камину и грел свои копыта, продолжая, словно идиот, грезить своей девушкой. Заросший, не бритый, в лохмотьях, в каких-то каменных трущебах Лондона, но такой счастливый!
Как только он выберется из этой передряги, то обязательно на ней женится, даже если ему придется каждый день оставлять цветы в почтовом ящике, как сегодня.
...
Снег прекратился, ветер утих, стало слишком спокойно, Поттер не выражал лишних эмоций, он зорко следил за палочкой Снейпа, любое резкое движение могло спровоцировать обоих к драке. А все же Поттер помнил зачем пришел.
- Я подойду? - осторожно попросил гриффиндорец и не дожидаясь ответа сделал еще несколько шагов по направлению к врагу, - теперь их разделяло пространство дуэльной дистанции - три, четыре шага. Поттер медленно опустил палочку, дабы его поза не вызывала ощущение угрозы, вышел из присеста, выровнялся, взметнув локоны, которые всегда выбивались в самый неподходящий момент. Если Снейп захочет ударить первым, он это сделает. Но в ответ получит оглушающее, Джей Пи был уверен в своей поддержке и рассчитывал на Сири и Пита. Но тем не менее, такая близость заставляла кровь бить по венам, а дыхание горячим паром вырываться из груди.
Понизив тон голоса, он устало бросил взгляд куда-то в сторону: тот разговор, который он пережил в ОФ стал для него решающей каплей, заставившей отказаться от собственных принципов и прийти сюда.
- Ее используют, Нюнис, а поэтому Лили в большей опасности, нежели она была бы в плену. Да, она сильная девочка и способна сама за себя постоять, но ты знаешь, какой она может быть упрямой.
Поттер вдохнул, поджав губы, тряхнул головой, прогоняя наваждение, словно патронусом приносящее известия от Минервы, Грюма, Джонс. Только эти известия никак не были похожими на хорошие воспоминания.
Джим усмехнулся.
- Не известно, что со мной будет дальше, всякое может произойти, поэтому, я хочу дать тебе вот это, - в руке маленький тряпичный сверток, а в нем, запечатан осколок зеркала, на открытой ладони он протягивает его Снейпу, -  так она сможет связаться с тобой, позвать на помощь, и если ты, -
гаденыш,
- не придешь к ней на помощь, я найду тебя и утоплю в ближайшем болоте, засуну в задницу дракону или заставлю обниматься с огненными саламандрами, пока не сгоришь вместе с ними заживо.
Поттер немного перевел дух. Только сейчас он понял, что вошел в кураж, активно жестикулирует, указывая пальцем в пол, сверлит собеседника каменным взглядом. И как только осознал, тут же убавил обороты.
- Тебя многое связывает с темными искусствами, все это знают, я бы ни за что не доверил тебе заботу о ней. Но она до сих пор прячет разговоры о тебе и я чувствую, что она все еще пытается тебя защищать от меня. Я думаю, она в тебя верит, Снейп. И только попробуй ее разочаровать.
...
Все же Поттер ни за что бы в своей жизни, даже под страхом смерти не доверил бы заботу о Лили этому слюнтяю. Этого как только не проси, все-равно сделает по-своему.  В этом он был хуже Того_кого_так_боялась_вся_магическая_Британия. Потому что темный лорд хотя бы не лицемерил, а сразу убивал, без долгих размышлений.
Но что делать, когда ты и твои друзья безрезультатно шатаются по маггловскому Лондону, гонимые правосудием, а в стране полная разруха. Ладно бы весь этот кошмар. Лили его совсем не слушает, а ОФ действует не так, как Поттер себе представлял со слов Альбуса. Несколько жестче и иначе, чем это было в голубых мечтах Джей Пи.
Не кстати вспомнились слова Дамблдора: "Люди имеют свойство просить того, что для них всего губительнее, — вот их беда."
Профессор, как узнать знать, где же вы сейчас?

Отредактировано James Potter (Вт, 13 Дек 2016 00:28:59)

+4

8

Северус с подозрением щурится и усиливает защитные чары на всякий случай. Ни одной нормальной причины, по которой Поттеру следовало бы к нему подходить, он придумать не может: вокруг "никого" нет, можно не шептаться, или наложить чары, которые не позволят никому постороннему подслушать разговор, но, определённо, ни к чему сокращать дистанцию. Если бы Снейп мог, то демонстративно отошёл бы на прежнее расстояние, но за спиной был забор - явный стратегический минус позиции, учитывая, что забор сеточный и даже защитить спину от заклятия не сможет. Поттер опускает палочку, Снейп - нет: он не торопится забывать о палочках остальных Мародёров, наверняка направленных на него.
Ситуация нравится ему всё меньше. Сначала Поттер вдруг поближе встать рвётся, потом начинает нести всякую чушь, от которой, если пропустить мимо ушей бахвальство и красивые слова ни о чём, ничего и не останется, кроме просьбы взять что-то протянутое. Северус достаточно хорошо знает тёмную магию, чтобы сразу же придумать несколько десятков проклятий, которые могут лежать на этом чём-то. Да и без проклятий: Поттера разыскивают за попытку похитить человека, о том, какие у него были намерения, до сих пор ничего не известно, вполне может быть, что Снейп - следующий кандидат на роль похищаемого, которого будет легко схватить за руку и аппарировать к недружелюбным сообщникам: тут и предупреждение Хвоста своевременно вспоминается. И Северус далеко не настолько наивен, чтобы, только потому, что Поттер оперирует именем Лили, немедленно хватать то, что ему предлагается, из рук человека, который всегда терпеть его не мог.
"Присмотри за моей возлюбленной, покуда я буду мотать срок в Азкабане, потому что я идиот", как трогательно и благородно-то. Уровень кретинизма ситуации вполне соответствует развитию Поттера, но Снейп продолжает не верить.
На все угрозы Поттера Сев не обращает никакого внимания - как всегда, никакой конкретики, только достойные истерика многословные обещания в бараний рог скрутить, типичный Поттер. Он всегда слишком много говорил. Делал, конечно, тоже вполне достаточно, но говорил значительно больше, так что спокойно игнорировать все его угрозы Снейп привык давным-давно.
Северуса передёргивает, когда он представляет, что Поттер разговаривает о нём с Лили. Казалось бы, ну разговаривает и ладно, но Снейп сразу же чувствует себя очень незащищённым, хоть и не думает, что Лили могла бы кому бы то ни было, включая Поттера, рассказать о его принадлежности. Тут не в принадлежности дело: Лили его знает слишком хорошо, с самого детства. Пожалуй, более корректна будет формулировка "знала слишком хорошо в детстве", но Снейп оставлять прошлое прошлому не умеет.
Северусу отвратительно даже представить, что Лили (без никакого злого умысла, разумеется, чисто в порядке трёпа) может что бы то ни было о нём Поттеру рассказать. Всякие мелочи. О том, как они познакомились, о том, каким он был до школы, как с Петуньей ссорился, как ежат ловил, как таскал у матери магические ингредиенты и на чердаке пытался сварить зелье, как книжки по магической истории Лили пересказывал, отчаянно всё путая и половину выдумывая, чтобы казаться круче, как правила квиддича объяснял с горящими глазами и вслух мечтал, что здорово будет в него играть, как стабильно и регулярно с ней ссорился из-за пустяков, чтобы вскоре прийти мириться, - всё это, безобидное и дурацкое, то, что только их, только для них двоих, ни для кого чужого, и тем более не для Поттера.
Его напрягало, что кто-то, особенно - Поттер, может узнать от неё о нём что-либо хорошее. Даже если Лили фыркает, мол, "а, Снейп, ну был такой одноклассник, немытая башка да непомерные амбиции", это лучше, чем если, не дай Мерлин, рассказывает о нём какую-то добрую правду, которую никто, кроме неё, не имеет ни малейшего права знать. Для всех остальных он должен быть озлобленным забитым аутсайдером, бредящим Тёмными Искусствами и искренне ненавидящим всё человечество в целом и каждого, кто к нему полезет, в частности. Он хочет быть таким для всех остальных. Никто, кроме неё, не имеет права знать никакой альтернативы.
Северус молчит несколько секунд, прикидывая, как поступить. Можно отлевитировать этот свёрток к себе, но это значит, что на несколько секунд придётся перестать держать Поттера под прицелом. Можно наколдовать себе перчатку и взять рукой, но если проклятие сильное, то простая перчатка ему не преграда, а нормально зачарованных защитных перчаток с собой нет (призвать их манящими чарами в маггловский квартал или не стоит?) Можно просто послать Поттера на хрен, потому что слишком всё это подозрительно, а связаться со Снейпом Лили всегда может совиной почтой. Можно послать Поттера на хрен, просто потому что это Поттер. Можно послать Поттера на хрен, чтобы позлить. Вариант "послать Поттера на хрен" кажется весьма приятным со всех сторон.
Но Снейпу предлагается какая-то дополнительная связь с Лили, и, если это не ложь и не уловка (в чём Снейп очень сильно сомневается), то, даже если эта связь никогда не будет использоваться, сама возможность таковой является искушением довольно серьёзным. Северусу, безусловно, хотелось бы иметь что-то, способное связать его с Лили, более специфическое, чем совиная почта, чтобы только о ней, даже если и не пользоваться этим. И плевать, что от Поттера. И плевать, что Аврорат конфискует наверняка.
Поэтому Поттера он всё же не шлёт. По крайней мере, пока.
- Я слишком хорошо знаю о проклятиях, чтобы взять что бы то ни было из твоих рук, - отрезает Снейп. - Если ты хочешь, чтобы это было у меня - положи на землю, я заберу это, после того, как проверю на безопасность. Или пришли с совой.
Чего ты сделать не сможешь, потому что я привёл авроров.
Северусу наплевать, что он может показаться параноиком: во-первых, военное время прямо-таки обязывает любого здравомыслящего человека стать параноиком, во-вторых, его не волнует, что о нём подумает Поттер.
- Это всё, ради чего я сейчас не сплю? Чисто гипотетически, Лили когда-нибудь может оказаться в опасности, и тогда, может быть, ей потребуется моя помощь?
Пока Северус не услышал ничего, чего Поттер не мог бы написать письмом, и это ещё один повод для беспокойства: к чему Поттеру рисковать собственной головой и назначать Северусу личную встречу, когда он может просто и безопасно прислать сову с этим свёртком и сопроводительным письмом с красивой речью о переживаниях за Лили. Не складывается.

+4

9

Бродяга нервничает, скулит и скалится, когда Поттер выходит на свет и открывается Снейпу. Он готов уничтожить Северуса здесь и сейчас, одним заклинанием, не выходя из-за мусорной бочки, но, подавляя звериные инстинкты,  медлит, тщательно стараясь следовать плану Поттера. Если таковой имеется, конечно. Потому как ни Пит, ни Сири, ни Снейп, ни даже, казалось, сам Джеймс не имели четкого представления о том, зачем они здесь и  что это ночное свидание принесет им.
Бродяга накидывает мантию и крадется ближе к Поттеру, максимально соблюдая осторожность, стараясь не выдать себя. Питер, как и велено было, запрыгивает на контейнер и наблюдает издалека. Ему не хочется оказаться в эпицентре событий, если начнется перестрелка. Лучше наблюдать из безопасного места, и как дирижер, управлять оркестром из своей оркестровой ямы. Главные артисты все равно уже на сцене. А свой этюд он еще сыграет.
Признаться, сидеть в засаде и ждать своего часа Питеру всегда удавалось - крысеныш с детства научился быть незаметным.
Сидя на возвышенности и держа палочку на готове, Питер размышлял о том, как развернутся события дальше. К сожалению, Северус оказался не таким вежливым и воспитанным как Петтигрю, потому как не прислал ему ответную сову со своей идей сдать мародеров аврорам. Питеру оставалось лишь догадываться, с какой гадостью на свидание явился Снейп. А Нюниус явно что-то бы придумал, ведь неподготовленным на встречу с мародерами пришел бы только редкостный простофиля. Кем, конечно же, юный темный волшебник не был.
Очень не кстати было бы попасться в лапы закона, ведь Темный Лорд лишится тогда очень важного информатора в лице Петтигрю. Пит знал, что его песенка еще не спета, все сольные номера еще впереди, поэтому Хвост надеялся, что как бы ситуация в итоге не сложилась, он останется цел и невредим. Напротив, Питер желал, чтобы Бродяга все таки не вытерпел и накинулся на Северуса, сожрав того заживо. Тут бы кстати и мохнатые проблемы Люпина не помешали бы. Снейп стал бы отличным ужином для друзей, а Питер таким образом мог бы покарать обидчика, что так грубо обращался с ним при последней встрече, когда навестил его дом вместе с Малфоем. О да, он помнит. Каждое язвительное слово, каждый презрительный взгляд, каждую неодобрительную усмешку этого наглеца Нюниуса. Тот слишком похож на самого Петтигрю, чтобы так высокомерно вести себя с ним. И Питер не прощает обидчиков. Он верит, не сегодня - так завтра, но поквитается со всеми, кто когда-то обижал наивного беззащитного Хвостика. Не своими, так чужими руками. Ведь Питер умеет ждать. И пусть Лорд ценит магический потенциал Снейпа, Питер окажется в сто крат полезнее.
- ... не придешь к ней на помощь, я найду тебя и утоплю в ближайшем болоте, засуну в задницу дракону или заставлю обниматься с огненными саламандрами, пока не сгоришь вместе с ними заживо. - Питер не сдержавшись, тихо прыскнул в ладонь, восхищаясь ругательными навыками Сохатого. Он и в дуэли так же хорош, Снейп, береги немытые патлы!
Снейп все время озирается по сторонам, то ли пытаясь углядеть Питера в засаде, то ли тоже ждет друзей. Питер вслед за Нюниусом оборачивается, но никого не видит. Пока никого не видит. Он нервно ерзает, ощущая беду. Его внимание привлекает треск смятой жестяной банки, на которую так неосмотрительно наступает Бродяга, и чертыхается, резко скидывая мантию-невидимку.
- К драклу ваши разговоры! Бери осколок, Нюниус, и дело с концом! - рычит Сириус сквозь зубы, не скрывая своего беспокойства. Кажется Бродяга тоже почуял что-то неладное. - Проклятьями ты у нас сыплешь, так что не строй из себя принцессу! Если тебе так дорога Лили, тебе придется поверить нам.

+4

10

Он почти достиг своей цели. Он почти уговорил Снейпа помочь, так ему казалось.
Но Мерлин, разве можно быть таким занудой? Не спит он в два часа ночи. Подумаешь, как будто свет сошелся клином на его ночном бодрствовании. Вряд ли бы Снейп так возмущался из-за отсутствия сна, он тот еще ночной любитель прогулок, вспомнить хотя бы Хижину.
Тогда что это? Страх? Он тоже нервничает, подхлестывает, подгоняет?
Минуты бегут неумолимо, но Джеймс их не замечает. Он продолжает следить за действиями Снейпа. Так подставляться и остаться безоружным Поттеру не улыбается. Но, тем не менее. все, что происходит во вне, для Джеймса остается за кадром. он словно погружен в себя, размышляя что можно сказать СНейпу, а чего ему знать не следует.
Надо было подумать об этом заранее, но это был бы уже не Джеймс.
Почему слизеринцы такие? Снейп, забитый в угол как змея, наворачивает кольца, готовится к двойному прыжку, чтобы нанести увечья. Его можно понять, с одной стороны, вокруг него семенит лев, потряхивая гривой, интересуется змеей. С другой - лев не несет угрозы, он не питается змеями, он догадывается, что те бывают ядовитыми.
Оголенный нерв дрогнул, Поттер почувствовал укол, его передернуло от мысли, что Снейп может оказаться таким идиотом, который встал на путь, с которого не возвращаются, он знает, что с Нюниса станется примкнуть к Пожирателям, но надеется, что все еще возможно предотвратить. Кому понадобится забитый школьный мальчишка, толком не умеющий держать палочку в руках (вы только посмотрите, в какой дурацкой позе он собрался драться? Она же не спортивная ни разу, к тому же, открывает массу новых возможностей для нападающего справа от слизеринца, кто угодно может подобраться сейчас к нему и обезоружить со стороны железной дороги.)
Надеюсь, Бродяга так не поступит. Иначе пропали наши старания.
В чем-то Джеймс лукавил, Лили, действительно не угрожала смертельная опасность. Но это пока. Орден от него отвернулся во многом, отказался поддержать его затеи; и сколько бы Поттер ни старался, он по прежнему в Ордене был один, Сириус мало на что мог влиять...поэтому, Лили становилась марионеткой в руках Ордена. Не стоило ему ее туда приводить. Ее легко заразить идеей, она храбра, но всему требуется разумный предел. Джеймса она пока что не слушает, может Снейпа услышит в нужный момент?
Другое дело аврорат, тот может и готов был бы сотрудничать на равных с Джеймсом, но аврорат на стороне закона, вопреки здравому смыслу, аврорат по разумению Поттера сейчас готов ловить не тех преступников, в этом он убедился на собственной шкуре. Пока никто не пытался переубедить его в обратном.
Министерство отчаянно закрывает глаза на происходящее, и к Министру никак не подобраться, чтобы даже просто поговорить.
Отчаянье. Поттер познал горечь этого чувства. Даже сейчас, когда его все еще греют слова любимого наставника, Поттер видит крах системы, ему сложно кому-то доверять.
А раз и довериться некому, то стоит поверить в тех, кому ты дорог. Лили однозначно небезразлична Снейпу, он ее сможет защитить, даже если Поттера схватят.
Сириус всегда будет рядом, но его тоже могут схватить, он не помощник в деле защиты, от Люпина в полнолуние не жди опоры, Лили будет уязвима как минимум раз в месяц. А Пит...Хвостик постоянно пропадает, его целыми днями носит по каким-то своим делам и он вряд ли согласиться круглосуточно присматривать за Лили, да, если честно, Питту и самому присмотр не помешал бы, а то еще встрянет куда, вытаскивай его потом из той канавы.
Нет, Поттеру было наплевать на себя. Он беспокоился лишь о своих близких. Его бессилие выражалось в таких глупых поступках, от которых зубы сводит. Он не был уверен в том, что Лили его поймет, что он не хочет мириться с ролью наблюдателя  в то время, когда его драгоценную женщину забирают на смертельное или опасное задание. А она его женщина, невеста и будущая мать его детей. Они теперь одна семья и он чувствует ответственность за ее сохранность. В нем взыграла какая-то мужская гордость.
- Если ты считаешь, что я пришел сюда, дабы наложить проклятие на тебя, значит, ты не видишь дальше своего школьного прошлого, Снейп, – серьёзно заявил Поттер, отступая на шаг назад, намереваясь положить сверток на землю.

Снейп один из тех, кому легко оступится не подумав, ему терять нечего, мальчишка из маггловского квартала, который годами дрался за свою свободу, в итоге ее получил, но что теперь с ней делать, видимо так и не решил. А нет, решил – он ведь на работу ходит. Этот ли путь он выбрал на самом деле. Но это было не так важно. Ради своей женщины он готов был объединится даже с Нюнисом, для простят его за это друзья. Они ведь всегда поймут: один за всех и все за одного.
Банка жалобно скрипнула под ногой у Бродяги.
-Воу, тише, стой, Снейп, стой, не смей! – предвкушая замах Снейпа, Поттер возводит палочку в дуэльную готовность.
Сириус потерял терпение: его слова были по существу, он не рассыпался в реверансах, это правда.
Идеальный момент завязать потасовку. Но так некстати. С другой стороны, если Нюнис не понимает языка переговоров, возможно язык силы приведет его в чувство? Поттер не успевает положить сверток на землю. Ему неловко перед другом за тот момент слабости, который он позволил себе проявить в отношении Снейпа, но с этим он разберется позже, сидя с бутылочкой сливочного пива у камина, в кругу своих пацанов.
- Сири, прошу, я сам, - убеждает Джей Пи, не оборачиваясь, теперь он так и застыл с палочкой в одной руке и со свертком в другой.  Он все еще надеется контролировать ситуацию, хотя весь его замысел трещит по швам. Бродяга вмешался – быть драке. Снейп не удержится.
- Там нет проклятий. Это артефакт для связи. Он безобиден, - говорит Поттер, хотя понимает, что объясняется перед глухим к его словам волшебником, он кладет сверток на землю, так как слеветировать его поближе к ногам Снейпа не получится, палочка нужна для самозащиты, - я оставлю его здесь, и если до утра не заберешь, я вернусь за ним.
О том, что Поттер ограничил переписку по совам, а так же не имеет контактов с собственными с домашними почтовыми совами знать Снейпу не обязательно.
- Джим, это бесполезно, он идиот, по нему же видно, - низко рычит Блэк, тем не менее не переходя на повышенные тона, мешать Поттеру делать его дело он не станет, но сдержаться, чтобы не прокомментировать ситуацию он не может. Он делает несколько шагов вправо за спиной у друга, дабы удобнее было держать Снейпа "на мушке".

Отредактировано James Potter (Вт, 13 Дек 2016 17:28:55)

+5

11

Северус, услышав посторонний звук, сразу же оборачивается и готовится проклясть любого постороннего, но замирает, услышав голос Блэка.
Из всей компании Сириус Блэк всегда был именно тем, кого Северус действительно боялся. Питер - слабый, оборотень - нравственный, Поттер - принципиальный и в целом более-менее понятный, а вот Сириус, несмотря на цвет факультетского галстука, остаётся Блэком под стать своей кузине Беллатрикс: непредсказуемым, психопатичным, жестоким, демонстрирующим явные садистские черты. Северус не сомневается, что при случае Сириус убил бы его не только без каких либо моральных терзаний, а ещё и с удовольствием, в то время как в остальных Мародёрах Снейп не так уверен.
Поэтому с появлением Блэка Северус предпочитает держать на прицеле уже его. Поттера он не воспринимает настолько серьёзной угрозой, особенно имея поддержку аврората, который (хочется верить) где-то прячется в засаде, а вот от Блэка можно ожидать любого дерьма.
- А у меня есть поводы воспринимать тебя иначе, чем в школе, Поттер? - голос Снейпа напряжённо звенит. Северус злорадно усмехается, глядя на Блэка, хоть и разговаривает по-прежнему с Джеймсом: появившийся Сириус идеально иллюстрирует справедливость его, Снейпа, суждений. - Хоть единый?
Вопрос риторический. Снейп не намеревается дискутировать на тему прошлых обид и сегодняшнего положения дел. Всё довольно просто: он терпеть не может всю их шайку, и даже общая цель в виде безопасности Лили никак на это не влияет, потому что защитник из Поттера, втянувшего её во всё это дерьмо, а теперь ещё и в уголовном розыске находящимся, весьма убогий, и никаких дел с ним Северус иметь не будет. И вообще искренне надеется, что ни родительские многогалеонные счета, ни связи не помогут Поттеру выпутаться из проблем с законом. Туда и дорога.
И Снейпу странно чувствовать какое-то лёгкое сожаление, что ли. Или жалость, потому что как самому Северусу, так и Поттеру всего по двадцать лет, и это не тот возраст, когда пора отправляться в тюрьму, а именно возраст фатальных ошибок, порождённых юношеским максимализмом. Конечно, Поттер все годы, которые Сев его знал, был редким ублюдком, эксплуатирующим общепринятые моральные нормы лишь в том случае, когда самому ему это было выгодно, и, конечно, нет ничего удивительного, что сразу же после выхода из школы он, ослеплённый иллюзиями о собственном великолепии, попал в уголовный розыск, но тут уж явно не Снейпу, у которого руки в крови по локоть, судить. А ещё более странно, что Поттер действительно воспринимается иначе, чем в школе, хоть Северус и будет это отрицать до последнего: во всём безумии охваченного гражданской войной взрослого мира любой, относящийся к школьным знакомым, воспринимается как условно "свой", поскольку сейчас даже их детские дуэли на фоне ада, творящегося вокруг, кажутся почти что достойными лёгкой ностальгии. Тогда всё было проще и понятнее: есть Мародёры, они сволочи, надо им отомстить. А сейчас - сплошные сомнения в собственной правоте, что ни делай.
Напряжение кажется почти осязаемым. Северус чувствует себя так, словно стоит на ужасающе тонком льду, слышит треск и вот-вот провалится в воду, стоит только шелохнуться.
- Я помогу ей, если она будет во мне нуждаться, но не вздумай хотя бы на секунду предположить, что это потому что ты попросил или поугрожал.
Присутствие Блэка, оказывается, ощутимо влияет на красноречие Северуса: нелестный комментарий относительно умственных способностей Поттера он благоразумно оставляет при себе, чувствуя, что разговор готов перерасти в драку от любого неосторожного слова, причём шансы сразу же, без расшаркиваний типа экспеллиармусов и ступефаев, огрести чем-нибудь действительно серьёзным, у Снейпа неплохие. Да, авроры, наверняка, тут же навешают Мародёрам в ответ, но если Северус к тому моменту уже будет серьёзно травмирован, его это не слишком утешит. Они уже не в школе, и конфликт выходит на новый уровень, а Блэк даже в школе Люпина Снейпом накормить попытался - есть чего опасаться.
Словом, определённо, пора заканчивать этот цирк. Снейп узнал то, что его интересовало: брехня полная, Лили не в большей опасности, чем обычно, а у Поттера, кажется, случился какой-то личностный кризис, приведший к осознанию, что люди - те ещё подонки, раз уж он разочаровался в окружающих настолько, что за помощью ему обратиться не к кому, кроме Снейпа. Блэк уже появился на сцене, а Питер ещё нет, если он вообще здесь есть: идеальный расклад. Испортить жизнь Люпину Северус тоже не отказался бы, но не стоит слишком наглеть, и так улов отличный.
- Хорошо, что ты не один пришёл, - кивает головой Северус. - А то мне было бы немного неловко.
Он взмахивает палочкой, рассыпая красные искры: сигнал для аврората. И сразу же максимально сосредотачивается на щитовых чарах. Вообще здесь разумно было бы аппарировать во имя собственной безопасности, но в аврорате говорилось что-то о том, чтобы ограничить здесь возможность аппарации. Да и разве можно не остаться посмотреть, как Поттера и Блэка под белы ручки уволокут под стражу.

офф: если вдруг что не так пошло, жду в лс

Отредактировано Severus Snape (Чт, 5 Янв 2017 03:21:34)

+5

12

технический момент

Участие в квесте согласовано с игроками.

Джентльмены, я не стала описывать нам сразу итог, подумала, что один тур экшена не повредит, но могу дописать, если нужно.

К аврорам Северус Снейп обратился через Дэна, стажера Саважа, с которым, оказывается, был знаком в школе, и Эшлинг ухватилась за эту редкую удачу. Компанию "мародеров", троих из гриффиндорской четверки, они безрезультатно выслеживали уже месяц, и Крауч Старший начинал понемногу терять терпение. И тут такой прекрасный случай - бывший школьный враг готов проявить гражданскую сознательность и поднести нарушителей закона аврорату на блюдечке, как не воспользоваться? Особенно если над отделом нависла тень главы департамента, с его пристальным вниманием к делу о похищении сына. "Вы можете спокойно идти на эту встречу, мистер Снейп, мы вас прикроем." Всем, чем смогут, проводив от точки аппарации до места встречи, обеспечив надежные щиты и предложив нить "vincula" на запястье, чтобы если "мародерам" придет в голову попытаться похитить его с помощью аппарации или портключа, - им это не удалось.

Они заранее явились в назначенное место: выбрать позицию для укрытия и наблюдения, все кроме Катрионы, под хамелеоновыми чарами провожавшей Снейпа к пустырю рядом с железнодорожными путями. Стоило отдать должное - скрывались Поттер и компания старательно, здесь на задворках промышленного района их бы никто не увидел, а даже увидев - не узнал, слишком темно вокруг. Но все равно недостаточно хорошо. Детишки невнимательны и беспечны, им даже в голову не пришло проверить территорию, в отличие от авроров, знавших, что на встречу явились трое. И выжидавших, когда все трое покажутся. Пока показался и говорил один, Поттер, судя по вихрастой прическе и тусклому отблеску стекол очков. Вмешались они, когда на сцене объявился второй, Блэк, который исчез еще в начале прошлого месяца, и которого авроры разыскивали как похищенного до самого заявления младшего Крауча. Скинул мантию-невидимку, судя по движению, и явил себя взорам затаившихся под маскировочными чарами старших коллег и пока-еще-наставника - Кай дополнял группу О'Флаэрти в этой операции. До этого момента Эшлинг еще сомневалась, хотя бы ради разнообразия версий, не держат ли Блэка в плену или под империо, после его выступления была практически уверена, что нет. Сириус сделал опасную глупость с компанией дружков и сбежал, испугавшись ответственности, вместе с этой компанией. Грант зря так верит в своего стажера, хотя его можно понять и посочувствовать.
Дольше тянуть нельзя, разговор грозит перерасти в драку, где трое, считая так и не выдавшего пока себя подельника, будут против одного, и Эшлинг касается значка, подавая сигнал начинать. На какую-то долю секунды раньше Снейпа. Роли распределены заранее, Голдштейн активирует подготовленный антиаппарационный барьер, МакДугал атакует Сириуса, сама Эшлинг бросает аврорское разоружающее заклятье в Поттера, Кайлан должен обнаружить третьего "мародера". Они не обязаны представляться подозреваемым в опасном преступлении перед тем, как применить против них чары, к тому же, когда маскировка сброшена, аврорские мантии даже в ночной темноте сложно с чем-то перепутать, - детки уже в курсе, с кем имеют дело. Но с другой стороны, напомнить, уже не теряя на этом преимущества внезапности,  не лишне и дать шанс проявить благоразумие - тоже. - Аврорат магической Британии! Не двигаться, палочки на землю!

магия

vincula - Аврорские чары. Модернизированное заклятие связывания. Веревки белого цвета вяжут объект по рукам и ногам, лишают объект его естественной возможности к аппарации или перемещению с помощью портала. Не блокируется с помощью магических щитов.
Предложено Снейпу в качестве страховки от похищения. Пользоваться ли - его право. 

Castra armilla – Аврорские чары. Модернизированный гибрид заклятий разоружения и подножки. Выбивает  у противника из рук любой предмет, который он в данный момент держит, а так же опрокидывает его на спину. (Для отражения требуется специальные щитовые чары.) - Невербально, Поттеру.

+6

13

офф

Я ненадолго, мимомракоборя, подставляя палки в колеса Сириусу)

Люди верят в то, во что хотят верить. Иначе не бывает.
Кайлан старательно отгонял от себя мысли, о том, что его стажер действительно причастен к похищению Барти Крайча-младшего. На протяжении первого времени он готов был расшибиться о любую поверхность разыскивая Блэка. Что должен был думать старший аврор, когда стажер скрылся со всех радаров, пропал из поля зрения и никаким образом не выходил на связь? В голове роилось множество предположений. Всем отделом они полагали и вели расследованию по его похищению, пока в один момент сын главы ОМПП не развеял заблуждения авроров. Что ж… после Гранту пришлось держать хорошую мину при плохой игре.
Нет смысла злиться на того, кого не было рядом. Но Кайлан злился. Откровенно говоря, он был в бешенстве. Разумеется, он пытался себя успокоить, заставить держать себя в руках, не срываться из-за собственного промаха. Ведь Кайлан знал, на что подписывается, рассматривая кандидатов. Длинное, вдумчивое и прямолинейное рекомендательное письмо от декана гриффиндора не оставляло простора для фантазий. И все же не доглядел, не почувствовал, не распознал далеко незаконных планов.
Еще Гранта тихо, мерзко бесило то, что стажер ему не доверился. Не то чтобы идея с похищением кого-либо с целью выяснить причастность к террористической группировке старшему аврору пришлась бы по вкусу, но вправить мозги на место, он был уверен, смог бы. Пара часов тренировок с определенной возможностью получить травмы и разучивание заклинания – шли навскидку как отрезвляющая работа. А теперь…
Сириус мог прийти к нему с повинной, признающим свои ошибки и вину (даже если бы она была не до конца искренней и даже осмысленной). Понять Грант мог многое. Он тоже был двадцатилетним, тоже ощущал в себе эти «чисто гриффиндорские замашки к необоснованному и сиюминутному геройству». Но в этом возрасте пора было обзавестись мозгом, здравым смыслом и пониманием что подобные действия в подобной системе несут за собой последствия, хотя сам горел желанием вывести всех Пожирателей на чистую воду, выпытать, если потребуется признания и покончить с ними.
И все же… даже если Крайч-младший и забрал свое заявление, ничего не выяснено до конца.

Зачем скрываться? Зачем играть в тайного мстителя? Зачем договариваться о встрече в подобном месте, если за вами нет ничего противозаконного?
Грант размял шею. Они пришли на место значительно раньше, как и положено для наблюдения и ареста. Последние минут пятнадцать он старался не двигаться, упрямо смотря на темную фигуру Снейпа. Кто бы ни выбирал место встречи, но выбрал он его на удивление выгодно для группы авроров, но не как ни для себя. Необдуманно. Хотя чего можно было ожидать от кучки только что выпустившихся из Хогвартса подростков?
На самом деле ему не стоило вызываться добровольцем в помощь группе О`Флаэрти. Хотя он толком не знал, что сделает, если увидит рядом с Поттером Блэка. План был прост – дождаться сигнала, покинуть свои места и произвести арест. Попробуют сопротивляться, применить заклинания. Но удивительно, что может произойти, когда желание разобраться самому превышает должностные инструкции и многолетнее исправное следование принципам. Как не прискорбно было сознаваться самому себе, но Грант поддавался личной заинтересованности, пренебрегая дюжиной собственных правил. И подставлял Эшлинг.
Совесть пока молчала.
Она молчала даже в тот момент, когда О`Флаэрти чеканя слова предложила включить хоть каплю благоразумия. Молчала, когда Кайлан в общей сумятице направил в Блэка парализующее заклинание1. У него было несколько драгоценных мгновений. Подобраться к падающему волшебнику, убедиться, что никому нет дела и аппарировать, достаточно далеко, чтобы  использовать портключ. Подсознание, здравый смысл или подземные потоки, но Грант не использовал свой собственный, ведущий в его квартиру. Между пальцев оказалась крупная теплая на ощупь монета.
Робардс его не похвалит. Возможно попытается прибить на месте, до или после того как Кайлан проделает то же самое со своим стажером. Но прежде чем аврорат приступит на допрос, ему необходимо было узнать все самому. Первому. Лично посмотреть в глаза Блэка и спросить какого дьявола он творит.
Оставить парализованного Сириуса на диване. Вернуться в промышленный район, убедиться, что все под контролем, что никто не заметил больше положенного. Аппарировать в Министерство. Узнать, нужен ли он дальше. За десять минут ничего не должно было случиться. Даже если бы каким-либо чувством заклинание было бы отменено, квартира Гавейна представляла собой один сплошной враждебно настроенный артефакт.

1 Петрификус Тоталус – безотказно помогает сделать из человека сговорчивую статую.

+5

14

Нет, ну кто бы мог подумать, что дойдет до такого? Снейп взмахнул палочкой и над его головой, словно над рождественской елкой, разносится сноп искр, мерцая в темноте как огоньки над на Клифтонском подвесном мосту.
Первой мыслью было то, что это могло бы быть одним из его любимых хитрых проклятий, которыми Снейп никогда не брезговал.
- Экспелиармус! Инкарцеро!  - мгновенная ответная реакция сама срывается с кончика палочки, круговое движение рукой и первый луч разбивается о невидимый щит, на мгновение вспыхнув. Палочка Снейпа даже не вздрогнула так и осталась в его руке, а вот второе заклятие было отбито и по касательной слетело в заграждение, находящееся позади слизеринца.
Фигуры. Их было несколько и они действовали молниеносно. Пожиратели?
Как ты мог? Хотя…мог ведь. Разочарование ядовитой лавиной накрывает Джеймса, он испуганно смотрит по сторонам, когда из темноты выступают авроры, замахиваются.
Трудно спорить с глупой старой школьной шляпой. Ты веришь в лучшее в людях, стараешься не терять надежды, ты надеешься, что собственные порывы, чистота мыслей и неподкупность совести способна открыть глаза любому слизеринцу…но, наверное, бывают такие нерушимые истины, словно нерушимая сила притяжения, с которой трудно поспорить. 
Заклятие отбила МакДугал. Как только Поттер ее смог разглядеть, тут же отлегло от сердца. Ну хотя бы не Пожиратели.
Снейп находился в нескольких шагах и ничего не стоило врезать ублюдку, поддержать так сказать его новые познания в чувстве стыда. А то ночами бы не спал, думая, что не всех успел сдать аврорату.
Но Поттер уходит по траектории к своему «подарку», хватает сверток. В Джеймса попадает заклинание, палочка выскальзывает из рук и пока он летит на пол, последнее о чем он успевает подумать, что он не видит Сириуса. Хорошо это было или плохо, предстояло узнать. Если ему удалось слинять то это только в плюс.
Правосудие Магической Британии в этот раз могло торжествовать, а еще праздновать поимку особо опасного преступника. Благо на горло Поттеру не наступило, уже был плюс от этого. Поттер болезненно вздохнул, поднимаясь на локти, заклятие его приложило спиной, было бы здорово ничего не сломать и обойтись без травм.
Нет!
Зверски засверкали вспышки, Блэк сварился, остолбенев. И тут же был увлечен мужчиной, как будто в портал.
Выпрямив спину неподалеку от него стояла фигуру, с палочкой в левой руке, не то женщина, не то мужчина.
-Аврорат магической Британии! Не двигаться, палочки на землю! – прогремело от фигуры и Поттер сощурился, очки-то он потерял, пока падал.
Он не хотел говорить ничего лишнего, но не мог сдержаться, в его памяти всплыл кусок встречи с Барти-Краучем младшим. Неужто лично его увидит.
Наконец-то!
- Сдаюсь, - как будто этого он и ждал. Будто сам шел к этой встрече и никак не мог ее пропустить.
Единственное, что его сейчас беспокоило помимо столкновения с авроратом -  это дальнейшая судьба Сириуса и Питера.

+мантия

Мания у ног Сириуса была. Сириус, как я понимаю в отключке, если о ней все позабудут и Пит не додумается ею воспользоваться, а у меня не будет возможности ее забрать, значит она лежит на полу, напоминаю, что обнаружить ее аврорскими заклинаниями невозможно

Отредактировано James Potter (Пт, 24 Фев 2017 11:10:35)

+3


Вы здесь » Marauders. No Mercy » MIRROR OF ERISED » Огонь, вода и медные трубы