По опустевшим игровым площадкам бесчувственный ветер разносит крики призраков. Кажется, будто бы война — это не более, чем дурной сон, который скоро пройдет. Но этот сон не проходит, напротив, один дурной сон сменяет другой, ещё более страшный. И от снов этих один за другим погибают люди. Псы войны не ведают страха. Они не знают пощады и не умеют прощать, но именно сейчас нужно помнить, что счастье можно найти даже в тёмные времена, если не забывать обращаться к свету.

АДМИНИСТРАЦИЯ:
Karu Flynn Alecto Carrow

Marauders. No Mercy

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. No Mercy » MIRROR OF ERISED » Bеlls & whiskey


Bеlls & whiskey

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s2.uploads.ru/c5VfF.gif

http://s3.uploads.ru/u0XvZ.gif

http://68.media.tumblr.com/88ec00cab6d6805e9d8b9b54e73d9d9e/tumblr_inline_n7q66944HQ1syo0jf.gif

http://s4.uploads.ru/drbhW.gif

http://s9.uploads.ru/i4Z2n.gif

Bеlls & whiskey

участники:
Murren Grant, Kaylan Grant, Duncan Savage.

дата и время:
25 декабря 1979. Утро, а может и день, смотря кто во сколько лег и ложился ли.

место:
квартира Кайлана и Дункана, Лондон.

Может быть, у нас не будет идеального Рождества, но у нас может быть виски.

Отредактировано Kaylan Grant (Сб, 18 Фев 2017 14:10:26)

+3

2

-Старею, наверное,- эта мысль была самым цензурным воплощением двухчасового  похмелья, которое ее мучало.
Порт-ключ сработал привычно, и тем не менее, даже от легких манипуляций с ним Мюр зашатало. Она уже давно не была пьяна, но назвать женщину  трезвой было бы тоже большим преувеличением. Грант со стуком и раздражением скинула туфли, одну за одной, отшвыривая их едва ли не на середину коридора: глава хит-визардов на это рождество была в том самом состоянии, которое позволило ей наплевать даже на погоду за окном. Мантия с шорохом упала мимо вешалки,хотя спроси ее, то Мюррен поклялась бы, что повесила ее, а теперь алая груда ткани с фамильной брошью на отвороте лацкана валялась в углу парадной квартиры Кайлана, пугая случайного свидетеля интенсивностью цвета и угрюмостью формы.
Женщина привалилась к двери, мечтая снять узкое бархатное платье и одновременно не желая даже руки поднять ради лишнего движения. Руки, к слову то, у нее были заняты: в одной-волшебная палочка,  другой-початая уже квадратная бутылка виски. Видок был просто блеск, если добавить к нему выбившиеся из вечерней прически черные волосы, потрепанный в слякоти подол да чуть съехавшие фамильные побрякушки бабули Ви... В общем, попадись Мюр Грант кому из знакомых на глаза, вряд ли соответствовала  занимаемой должности.
Женщина открыла глаза, в полумраке коридора слыша знакомы голоса из гостиной:Дункан и Кай были дома. У них, судя по всему, праздник только начинался.
Она привыкла справлять рождество по-другому, они всегда были с матерью, за праздничным столом; Руби, не смотря на то, что была православной христианкой, с легкостью принимала и перенимала бытовые привычки и традиции шотландцев, имея возможность праздновать рождество аж два раза. Хэмиш же как-то незаметно привил детям любовь к католическому празднику куда как больше, чем рассчитывал сам. Но в этот год они не сумели быть семьей, в этот год они себя всего лиши осознанно. И Мюр не сумела справится с этим в одиночку. Интересно, тот мануфактурщик сочьтет разбитую люстру сопутствующим ущербом или попытается восстановить картину событий? Плевать,  пусть попробует преодолеть Обливейт.
- Театр полон, ложи блещут, Бэкон умер и можно безопасно красть у него цитаты?,- Грант остановилась в проеме, заглядывая в гостиную через косяк двери и лицезрея обернувшихся к ним авроров,- Ууу, у вас на лицах написано, чем вы занимались в Рождество. Убожество какое, Бог человеческий... А я то неслась, мчалась, опаздывала, думала, что не успеваю раздать вам подарки. А тут не стоило и помытой головы. Какие вы все ж таки...авроры. Почему Хэмиш не был таким? Верно, потому что у него была Руби. Бони и Клайд, Хэмиш и Руби...
Мюр прижалась щекой к прохладной краске на косяке двери и оперлась ногой о противоположный угол проема, демонстрируя всю некогда роскошную презентабельность вечернего платья, красноречивые серые разводы изукрасили складки на подоле больной мыслью пьяного дизайнера. Она потрясла маленькой сумочкой, на пару с волшебной палочкой, показывая, где там у нее Рождественские подарки, видимо, очень желая сойти за Санта-Клауса.

Отредактировано Murren Grant (Пн, 26 Дек 2016 11:05:58)

+3

3

Зевок.
Грант потер глаза. Даже не глядя в зеркало он понимал, что сосуды в них полопались и теперь он напоминает дальнего родственника грызуна-альбиноса. Взлохматив волосы, которые после пробуждения так пока и не встретились с расческой, Кайлан взглянул на вернувшегося с ночной смены друга. Дункан, хотелось верить, выглядел не в пример лучше. Вот только тот работал, а какое оправдание можно было придумать для него самого? Хронический недосып? Патологическая усталость? Неизлечимый трудоголизм? Или универсальное – бессонница?
- Как прошел допрос? – только поднявшись с кровати, толком не проснувшись, но поддаваясь внутреннему наставлению – «поднимайся и начинай день» - Кайлан тяжело рухнул в кресло, вытягивая ноги и пустым взглядом на минуту впериваясь на собственные босые ступни. Будто бы там был ответ на волнующий вопрос какого собственно хрена происходит с этим чертовым миром?
На самом деле Грант отлично знал что.
Рождество.
Православный христианин по рождению, агностик по убеждению, Кайлан тем не менее любил рождественскую атмосферу: нарядные витрины, шотландскую традицию выбирать большое бревно в лесу для рождественского костра, шотландское гостеприимство, с которым встречали практически каждого случайного гостя, запах рождественского хлеба и сладких запечённых яблок, семейные сборища, подарки, и даже по прошествии стольких лет предчувствие чудес. Было что-то сказочное в зиме, которая мерцала от разноцветных огоньков и пропахла хвоей.
Обычно, если позволяла служба, в сочельник они с Мюр спешили в Нэрн. Небольшой городок превращался в живую инсталляцию, припорошенную снегом и промозглую из-за шедшего с залива ветра. Но никого не смущала погода. В пабе никогда не было тихо, там всегда кипела жизнь и прежде чем садиться за семейный ужин – приходилось занять едой и выпивкой посетителей. От мимолетного воспоминания о матери кольнуло сердце. Хэмиш привил Руби желание отмечать католическое Рождество, не мудрено, что дети стали ожидать подарков и готовиться к празднику, с его смертью мало что изменилось, традиция настолько въелась в сознание Грантов, что они не могли уже не отдавать дань уважения. Из года в год. До этого проклятого декабря.
Кайлан нащупал в кармане пачку сигарет, чиркнул спичкой и затянулся. Мать явно была бы не в восторге от подобного. Курить до завтрака?
- Театр полон, ложи блещут…
Остаток явно риторического вопроса он не расслышал, на мгновение даже забыв о том, что самое время выдохнуть. И впервые за последние десять лет раскашлялся, подавившись сигаретным дымом. Темные густые брови вопросительно и удивленно изогнулись, что вскорости сменилось небрежным закатыванием глаз.
Праздник определенно задался у всех. А Мюррен похоже переросла тот возраст, когда могла пить, а после скрывать следы преступления.
- Отец ради матери старательно показывал, что все под контролем, - глухо отозвался Кайлан, разглядывая бутылку виски в руке сестры. Пить до завтрака Руби тоже несколько не одобряла. По крайне мере если не было весомого повода. После довольно оценивающий взгляд был брошен на крохотную сумочку. Заглянуть в нее желания не было, как показывала практика – осмотр женских сумок - это ловушка. В ней могут хранятся такие тайны, о которых противоположному полу лучше не знать. – Я заберу у тебя порт-ключ, - с напускной ворчливостью продолжил он, на само деле уже взмахнув палочкой, подталкивая к камину третье кресло. – Сочельник удался на славу? 
У него на лице отразилась улыбка. Язвительная и едкая, но Мюррен все-таки был рад видеть, даже несмотря на то, что выглядела она так, словно встретилась с гриндилоу.

Отредактировано Kaylan Grant (Вт, 27 Дек 2016 18:34:44)

+4

4

Утро всякой приличной совы начинается с будильника, и если везет на выходной, график смен или возможность удачно обговорить это график с командиром группы, - будильник звенит не раньше полудня. А лучше - на пару часов позже. Сегодня вот повезло, Дункану даже хватило времени почти выспаться после двух суток работы. Честно говоря он бы спал и дальше вместо того, чтобы готовить завтрак, но это означало бы, что придется попрощаться даже с тем подобием режима, которое как-то удалось установить.
- Допросы. - Поправил Дан, со смесью скепсиса и сочувствия взглянув на старшего товарища и поставив на журнальный столик тарелку с яичницей с беконом и пинту кофе, - себе, Кайлана все то же самое дожидалось на кухне. - Продуктивно, но без толку пока, нужный персонаж ушел от нас под утро несмотря на все старания. - Недалеко ушел, правда, дело не закрыто, часть полезной в будущем информации они все-таки получили, вытропить пожирательскую крысу у международников теперь - вопрос времени и техники. Еще бы О'Флаэрти хватало на это терпения и не падало забрало при слове "пожиратели" - было бы просто идеально. - Рекорд отдела поставили кажется вчера, по количеству протоколов за сутки. Ты где Рождество праздновал, что выглядишь как после стажерской гулянки?
Шум в коридоре не заставил бросить завтрак и схватиться за палочку только потому, что Саваж отлично знал, у кого, поименно, есть допуск в эту квартиру. И кто из этих людей мог вот так без предупреждения с утра к ним явиться. - Произведения Фрэнсиса Бэкона давно перешли в категорию публичного достояния, поэтому да, цитаты у него можно красть безнаказанно, мисс Грант, более того - это служит делу просвещения. Основоположник научного метода познания все-таки. Доброго утра. - Дункан не стал ни спрашивать, с чего вдруг сейчас всплыл Бэкон, ни интересоваться, не пришел ли кто к хит-визардам с заявлением о нарушении авторских прав на работы предка, - дразнить главу спецназа, когда она в таком состоянии может быть чревато занятными, но непредсказуемыми последствиями. Рождество, судя по всему, все отлично провели. И из троих присутствующих ему праздник еще легко дался. Выразительный взгляд "это твоя сестра - ты и разбирайся" Кайлан не то чтобы совсем проигнорировал, но разбираться тоже не стал, поэтому Дункан с едва заметным вздохом отставил кружку и поднялся с дивана. - Располагайтесь, мисс Грант, чувствуйте себя как дома, у нас можно снять туфли, здесь чисто. Кофе, ирландский кофе, завтрак? - На сковородке ждала всего одна порция яичницы, но Кай сам виноват - сам потом и будет себе готовить, раз во-первых не успел, а во-вторых решил, что позаботиться о даме будет лишним. Ее бы вообще стоило уложить спать после явно бурной ночи, но это уже точно не его забота, хватит и того, что хозяина изображать приходится Дункану.

+3

5

-Удался. На славу ли?Узнаем, когда вернусь на работу. Почему ты такой вредный всегда? Вся скорбь еврейского народа застыла в заспанных глазах,- сестра отлепилась от косяка и вплыла в комнату, хотя вернее было бы сказать- ввалилась. Тонкие руки обвили Гранта за шею, женщина поцеловала аврора в макушку и потерлась о нее  щекой. Как бы они не тыкали друг в друга шпильками, оттачивая теорию близкородственного хамства, Кай и Мюр всегда знали, что в любой момент один может подойти и обнять другого. Поддержать. Закрыть.
- О, месье Саваж, вы так любезны,- это почти не было издевкой,- Я бы сейчас убила за кофе. Вы можете спасти чью-то жизнь!
Она даже не разогнулась и не открыла глаз, чувствуя, как возраст, который далек от 17 лет и вторая бутылка виски делают свое дело и сознание буквально тает, как завиток масла на блине. Мюррен с трудом заставила себя двигаться,мазнула губами в помаде по щеке брата,  поставила сумочку на стол, подбирая бархатные полы платья.
Она не злилась на Дункана, нет. Она...она ревновала ко всем, кто мог быть с братом ближе, чем она. В ответ, так сказать. Саваж имел роскошь жить с Каем, в то время как она теперь лезла на стенку в пустой квартире. Она уже привыкла считать его неизменным другом семьи, почти ее частью. Но знать об этом лохматому аврору было совершенно необязательно.
-Я, с вашего позволения, приведу себя в порядок,- она качнулась, но устояла,- Кай, я изыму у тебя одну пижаму?,- не то чтобы это и впрямь было вопросом.
Холодная вода смыла остатки макияжа и освежила припухлую кожу на веках, эта же вода и верное заклинание помогли расчесать буйные кудри, что теперь можно было спасти лишь временем и парой хороших эликсиров. Мюр смотрела на свое враз поблекшее отражение в зеркале и отметила, что так она себе совсем не нравится, однако, именно сейчас ей лучше. Проклятая вечеринка, все силы из нее выпила!
Но ее снедало вовсе не это. Мюррен Грант не просто ввалилась в дом брата, чтобы протрезветь и поздравить их с другом с Рождеством, она пришла предложить им выход из положения, в которое эти трое попали. И очень боялась, что выход этот отвергнут. Кай, в первую очередь. Если это произойдет, она не сдержится, пожалуй. Хотя совершенно не хочет такого исхода.
- Черное, все то у него черное,- ворчала Мюр, запуская руку в полку , хватая наугад и натягивая черную мужскую рубашку в пару к белым пижамным штанам. Откуда у ее вечно замученного, небритого братца такая щегольская вещь, она не знала. Не иначе, как сама когда-то подарила. Застегнув все пуговицы, волшебница расправила складки на груди, повела плечами в приятной, дорогой ткани и удивленно хмыкнула: почему он ее не носит? Или носит?  Странный комплект, но необычайно стильный...
-Господа,- шлепая по полу босыми ногами, Мюррен чувствовала себя правильно. Не просто дома, а правильно. Подхватив обещанную кружку кофе, женщина сделала пару глотком, поморщилась от крепости и благодарно кивнула Дункану,- Во-первых,  я хотела отдать вам подарки, коль к утренней елке и пудингу не успела.
Грант запустила руку в сумочку по локоть, погрохотала там пару секунд и извлекла на свет божий тяжелую деревянную коробку  с золотым тиснением на выдвижной крышке и протянула ее Дункану. Бриаровая трубка и кубинский табак, производства тамошнего же умельца.
-Месье Саваж, позвольте разок  покормить ваши пагубные увлечения,- она подмигнула аврору, отдавая коробку и вернулась к поиску второго подарка.
Теперь шуму было гораздо больше. Мюр шурудила рукой в ,казалось, бездонной сумке, резко дернулась и отскочила, слизывая кровь с пальцев.
-Вот ведь тварь! Чтоб тебя,- ругнулась она и накинулась на несчастную сумочку с новыми стараниями, морщась от усилия.
На сей раз- это увенчалось успехом, Грант вытащила рыжий, шипящий, отбивающийся когтями комок и сложенный втрое длинный пергамент с печатью, с гордостью вручая Кайлану.
- Вот! Ты хотел его с шести лет! Забирай!
Рыжее чудовище утробно мяукнуло и подняло рысьи уши: низзл обвел комнату трагическим взглядом и выбрал меньшее из зол -Кайлана, к которому буквально прыгнул в руки.

Отредактировано Murren Grant (Вт, 14 Фев 2017 00:15:16)

+3

6

- Предатель, - довольно сухо отозвался Кайлан.
Стоило понимать, что когда вокруг творился полный бедлам, когда все в жизни авроро пошло наперекосяк он с головой ушел в то, что умел. Кайлан думал. Соотносил факты. Пытался понять КТО мог предать зама главы Аврората. Грант давно перерос идею «мы команда, мы семья» по отношению к коллегам. А в свете последних событий и том, что где угодно могли оказаться крысы, сподручные Пожирателей, вовсе решил плотнее забраться во врожденную подозрительность.
Глупо, но единственно кого он не рассматривал, как возможного предателя был Дункан. Хотя именно у них двоих было куда как больше шансов подставить Гавейна и завести того в ловушку. Больше чем у всех остальных. И все же с какой-то слепой уверенностью…
Кайлан поморщился и затушил все-таки сигарету. Не было настроения даже на то, чтобы выдыхать сизый дым.
- Нужно действовать иначе. Наши знают, как мы действуем. Полагаю, даже пытаются анализировать то, как мы думаем, - хотя вообще-то даже Грант не понимал, как устроен мозг его друга, проводя параллель с новым чудом инженерной маггловской мысли – портативным компьютером, - и предугадать действия.
Но подобный разговор следовало отложить. Не в Рождество. Не в присутствии Мюррен, которая, как хотелось верить, была совершенно не в курсе. Взгляд проехался по молчаливо осуждающему Саважу, но Грант совершенно не понимал в чем дело. Вот оно третье кресло у камина. Что еще? Мюррен была в их квартире достаточно частым гостем, чтобы не быть уже «гостем», а чувствовать себя здесь как дома. Мужчина в принципе не возражал, когда сестра прикладывала руку к ведению хозяйства, пусть и не всегда можно было отыскать то, что нужно без применения поисковых чар.
- Я спал от силы два часа. Лучше бы не ложился, - отмахнулся Кайлан, тем самым прося у нее прощения. Он бы извернулся и поцеловал сестру в щеку, но так уютно обнявшая его и положившая на него голову Мюр и без этого вызывала желание обнять, отчего сердце защемило от вины.
От потерь.
Кайлан ограничился тем, что сплел их пальцы, целуя сестре костяшки. 
- Бога ради, - с неохотой он ее выпустил и улыбнулся широко и не фальшиво. - Сама найдешь?
Посмотрел сестре вслед. Проводить экскурсию по не изменившейся квартире было лишним, как и рассказывать где лежат его вещи. Даже в ванной было ясно, где чей шкаф.
- Ты смотришь на меня так, словно я накосячил. Пойду, сделаю сэндвичи. А с тебя кофе.
С осторожностью Кай подвинул сумочку, освобождая на столе место, поставил тарелку со сделанным на скорую руку завтраком. Потянулся, забираясь в кресло по-мальчишески с ногами. И уставился в темные глубины кофе. Он не выспался ровно настолько, чтобы не хотеть даже думать о еде. И без задней мысли забыв, что в шкафу на третьей полке в его комнате Мюррен дожидался рождественский подарок. Его помогали выбрать, потому что знания в подобных вещах у волшебника приблизительно ровнялись нулю.
Так что он плотно сжал губы, разглядывая как вышедшая из ванной посвежевшая Мюррен копается в… недоразумении, что назвали сумкой.
Хотя, что там будет теряться рука до локтя он, в общем-то, подозревал.
И это наводило на мысли. Не то чтобы он верил, что сестра может сделать гадость, как в старые добрые школьные времена, но вероятность имела место быть. Настроенный на опасность мозг уже выдавал всяческие предположения – от артефактов до яйца василиска.
Но уж точно не рыжий шипящий комок шерсти.
Слово «удивился» не передавало всего того, что отразилось на лице мужчины. Кажется, он так до конца и не понял, пока кот не оказался у него на коленях, а пальцы машинально не стали перебирать огненно рыжую мягкую шерсть между огромных ушей.
- Низзл?!
Хвала Мерлину, что кроме них тут больше никого не было. Кай улыбнулся. На этот раз глупо и кажется, даже абсолютно осоловело от радости. Хотелось на самом деле отругать Мюррен, что сейчас не лучшее время, чтобы заводить котов и все же не стал, отставляя кружку и подхватывая того на руки.
- Не с шести, не ври, - попытался было оправдаться за детские мечты. Хэмиш говорил, что заводить чистого низзла в Нэрне опрометчиво. Слишком много магглов, а поддерживать каждый день иллюзию будет затруднительно, с его-то занятостью. Кай смирился, хотя в тайне надеялся, что хоть в поместье Грантов рано или поздно их заведут. Не завели, и потом появилась еще тысяча и одна причина, почему не…
Кайлан встал. Под недовольное шипение (по-видимому, в глубине души теперь намереваясь отыграться за годы лишений) все-таки подошел к сестре и поцеловал в щеку:
- Не стоило держать его в сумке… в такой по крайне мере, - он подмигнул, попросил подождать сразу после слов благодарности, на удивление лаконичной, потому что считал, если он начнет носиться с котом на руках по гостиной, то вызовет несколько странные разговоры и вышел из комнаты.
А вернулся уже с приличной коробкой в руках, упакованной по всем канонам и украшенной бантом.

+3

7

Дункан едва не спросил "что предатель?" - за Кайланом периодически водилась приятная привычка подумать целую фразу, а произнести из нее одно-два слова и считать при этом, что его прекрасно поймут. Причем водилась в периоды, когда он выматывался настолько, что начинал не жить, а функционировать, словно голем с вложенной в голову бумажкой, на которой записана определяющая его смысл и цель фраза. Впрочем, Грант вспомнил пояснить. Его самого эта мысль тоже... занимала, подталкивала тщательнее собирать обрывки фраз и жестов, интонации, взгляды, тщательнее подбирать слова в разговорах с коллегами, но Дану хватало сил отрешаться от нее по возможности и не позволять выедать изнутри, он еще до раскрытия Вогтейла привыкал "ступать осторожно, смотреть внимательно", а вот старшему, похоже, нет. Его настолько цепляло, что они едва не лишились наставника, или дело все же не только в Робардсе? Перемена совпадала не только с неудачным покушением, в ту же ночь Гранты были у родных, и вполне вероятно, что что-то произошло там. Что причиной этому визиту было не желание повидаться с семьей. Кайлан не рассказал, Саваж пока не расспрашивал и не пытался иными путями выяснять, уважая чужое право на тайны, но отмечал перемену, и перемена ему не нравилась. И между Грантами в этой братской нежности появилось что-то болезненно-объединяющее. Беспокоящее.
"Или мы ищем не там или не то" - этого он тоже не сказал, разговор этот сейчас не ко времени, да и не для ушей Мюррен, не стоит развивать тему, иначе они оба за нее зацепятся думать в две головы. - Естественно накосячил, - Дункан усмехнулся, потянувшись, чтобы разогнать остатки сна, и не стал развивать тему собственных представлений о гостеприимстве в предложенных обстоятельствах, раз уж все наладилось естественным образом, - спал два часа и имитируешь сейчас человека, к слову, не то чтобы достоверно выходило. - В этом, кстати, Гранты оба сегодня утром отличились. Раньше с Рождеством такого не происходило. - Мурена сожрала бы тебя с костями. Кофе так кофе. Будем спасать чью-то жизнь.
Кухонное шаманство помогало отрешиться от мыслей, позволить им улечься, чтобы всплыть потом выводами. Расплавить сахар до карамели, добавить кофе и залить водой, щепоть свежесмолотой корицы и бутон гвоздики - под конец, когда вода уже близка к кипению, и не передержать на огне, не позволить перекипеть. Это - для гостьи, Кайлана его кофе уже дожидался в кружке, под чарами, не дающими напитку остыть. В гостиную они вернулись как раз к тому моменту, когда Мюррен привела себя в порядок и выбралась из ванной. В его, Саважа, вещах, в которых походила на древнего самурая в парадном облачении: если верить маггловским книгам, гордым воинам Японии дворцовый этикет предписывал являться к правителю в штанах раза в полтора длиннее ног, чтобы в случае чего не так сподручно было размахивать оружием перед носом этого самого правителя. Пожалуй, он погорячился, мысленно не одобрив поначалу ее визит, присутствие Мюррен как будто налаживало что-то трудноуловимое, позднее утро уверенно превращалось во вполне приличное, а с подарками - и вовсе даже в рождественское. Дункан отвлекся на свой: отличную трубку и табак, и едва не упустил момент, когда Грант укусила ее собственная сумка. В целом ничего удивительного, женские сумочки периодически содержали в себе впечатляющие вещи, из царящего в них хаоса вполне могла даже зародиться жизнь. Но низзл вместе с родословной?? Надо же было додуматься засунуть туда животное, разумеется оно впечатлилось этим до того, что повисло на новом владельце, вцепившись в него как в единственное спасение. "Придется теперь кормить скотину..." Что новообретенный мохнатый член семейства именно скотина было совершенно очевидно, впрочем ни эта, ни предыдущая мысль не расстраивали, скорее радовали. Кайлан со своим подарком выглядели чудесно довольными друг другом. - Спасибо, мисс Грант. - Дункан с улыбкой салютовал Мюррен кружкой, благодаря сразу и за осчастливленного друга, и за собственное подкормленное увлечение. - Одну минуту, с вашего позволения. - Подарок для нее, резная заколка со шпилькой, из темного дерева, зачарованная так, чтобы скрепленные ей волосы не распадались, хранилась в комнате. Второй раз они с Каем тоже вернулись в гостиную одновременно, и рядом с первой коробкой на стол легла вторая, поменьше и без банта: упаковать свой подарок заблаговременно он не успел, а сейчас уже поздно было в спешке с этим возиться.

Отредактировано Duncan Savage (Вт, 14 Фев 2017 06:01:22)

+3

8

Мюррен готовилась к Рождеству, не то чтобы заблаговременно, идеи подарков созрели еще до поездки в Нэрн, а уж после... Она не любила Саважа, если признаться, не любила из ревности. Грант признавала в нем профессионала, не дурного, в целом, человека и уважала, как друга брата, коих у Кайлана никогда много не водилось. Как все это совмещалось в одной-единственной маленькой женщине- удивительно, но Грант всегда была амбициозна и амбиции эти распространялись на все сферы ее жизни. Если детскую мечту Кая было угадать не сложно, то с Дунканом пришлось...повозиться. Вспомнить. Потеряться в сомнениях. И в конце концов- спросить у Кайлана, будет ли хорошей идеей подарить Саважу еще одну трубку, из бриара, поскольку до этого она видела и чуяла у него вишневый экземпляр. Бог человеческий, дабы не ударить в грязь лицом, пришлось несколько часов болтать со старичком-мастером, который продавал эту трубку, пусть и не своей работы. Мюр уже начало казаться, что ее саму непреодолимо тянет покурить, но женщина сдержалась. И не пожалела галеонов на табак с Кубы, крепкий, как и сами авроры.
Ей было приятно, ее самолюбие ликовало от того, что подарки пришлись ко двору. Она понимала, что низзл, как намек купленный брату, теперь составит ей большую проблему. Но Каю была необходима отдушина, особенно сейчас. А она переживет бесовую тварюку в доме. В доме...
Чтобы как-то успокоить колотящееся в преддверии разговора сердце, она взялась за чашку, пока оба заговорщика ушли из гостиной, оставив ее, с ногами забравшуюся на кресло, в зеркальной точности повторившую жест Кайлана, одну. Мюр отпила горячего напитка, зажмурилась и облизала губы. Она не думала, что кто-то в их семье умеет варить столь...годный напиток. При ее абсолютной бесталантности в области оценки кофе, то, что сделал Саваж было...отлично. То, что надо. Восхитительно. Но знать ему об этом, конечно же, не стоит. Не в таких эпитетах. Мужчин опасно перехваливать, портятся.
Волшебница  уставилась на коробки, точно под нос ей сунули живого дракона и недоверчиво прищурилась, переводя взгляд с брата на аврора и обратно. Нет, она знала, ожидала, но взаправду это оказалось куда волнительнее и скрыть дурацкое выражение на лице помогала только заученная на работе мина "я-тебе-не-верю". Грант отложила чашку, с неохотой расставаясь с ароматным напитком, чуть  трясущейся рукой коснулась большой коробки, и взяла в ладонь вторую, маленькую. Всегда лучше начинать  с маленьких гадостей, а то мало ли, не будет шанса дожить после большой?
-Оооо, месье Саваж,- соболиные брови взлетели изумленными птицами, когда шотландка увидела заколку. Простую, лаконичную, практичную и тем самым- красивую. Дункан сумел ей угодить в тон тому, как она сама порадовала его. И это равенство ей понравилось. Слишком для простого подарка на Рождество,- Мне стоит бояться вашей осведомленности о том, чего хочет женщина. Она стремится к абсолюту.
Грант улыбнулась, щуря черные глаза и вытащила шпильку, собирая влажные еще после ванной волосы, примериваясь и надевая подарок аврора. Прямо из коробки, не откладывая, отмечая заклинание, вплетенное в изгибы резного дерева. Практичность эта женщина ценила наравне с красотой и стилем.
И когда страх перед каверзой брата испарился на приятной ноте, Мюр открыла большую коробку, и несколько секунд смотрела в нее, точно увидела на дне целый новый мир в миниатюре и не могла понять своей роли: Бога или участника? А потом прижала ладонь ко рту и вскрикнула, запуская вторую руку в шуршащую  бумагу и извлекая черную как смоль сумку.
-Ах ты, пособник контрабанды!,- она едва не визжала от радости. Сумка, Бог человеческий, сумка из драконьей кожи! Где он ее взял, она знать не хотела. Как ее носить-тоже. Грант-старший умудрился довести ее до восторженных писков, враз сорвав выражение холодного ехидства и рабочей беспристрастности ко всему, что движется. Живые черные глаза горели, как начищенные галеоны, а тонкие пальцы с множеством колец гладили матово-блестящую кожу, будто сумка была живой,- И Как мне впаять тебе за это штраф?!Господи ты Боже, Калан Бенджамин Грант!
Она оставила подарок на столике и не взирая на истерично зашипевшего низзла, полезла к брату обниматься, сильно приложившись губами к его щеке и стиснув руками за шею. Щетина ее нисколько не смущала, как и присутствие Саважа. Сейчас мисс Грант, гроза хит-визардов и их же владычица, больше напоминала девчонку-подростка. Знал ли Дункан, свидетелем чего стал? Вряд ли.
-Я тебя люблю,- говорит она тихо-тихо, на ухо, пока есть такая возможность и сжимает его еще сильнее. На глаза, против воли, наворачивается горячая влага и приходится зажмуриться, чтобы не разреветься.
- Праздник, не поминки. Помни об этом, Мюр.
Она отпускает его, еще раз целуя, потом еще раз- в щеку и в лоб, вновь беря в руки заветную вещь, потом вспоминая про кофе и освобождая одну из рук для кружки. Сейчас- ей хорошо, сейчас все как надо. Она украдкой смотрит на мужчин, так же занятых в это рождественское утро своими, им одним ведомыми чувствами и вздыхает: пора. Откладывать разговор не получится. В конце концов, ей есть куда съехать. Не впервой жить в одиночку.
Она не специально, но так уж выходит, что она ловит этот момент идиллической тишины, момент, когда шуршит упаковочная бумага, щелкает замок шкатулки, рокочет низзл, обнюхивая своего нового человека, трещат дрова в небольшом камине. Она смотрит на них, на миг потерявших ее из виду и чувствует себя ни то предательницей, ни то революционеркой. Она пришла разрушить их устоявшийся мир, потому что ей так хочется, потому что теперь ей самой- до одури страшно. Стыдно, если быть до конца честной.
-Вторая причина, по которой я пришла к вам в это чудесное утро,- она оставляет подарок и  тянется за бутылкой виски. Ей все равно на неодобрение брата, ей нужно сбить эту сладость хотя бы в своих глазах. К ее чести, для банального опохмела она льет в кофе совсем немного, едва ли не меньше стандартной барной порции. Кофе это портит. Но ей становится лучше,- Это наш с тобой разговор.
Он знает, о чем она говорит. Тогда они поругались. Слегка. По меркам Грантов, "слегка" ограничивалось расшвырянными газетами и опрокинутым стулом, разумеется, инициатором столь экспрессивных действий была она, Кайлан стоял и приводил аргументы. Коронным из них был "я не готов разъехаться с Дунканом и подставлять его". Тогда она пришла от этого в ярость, расценив, как предательство. Ей понадобилось время, чтобы остыть, понять и переоценить некоторые вещи. Но уверенности по прежнему не было.
Он смотрит на нее и она это выдерживает, поднимаясь на ноги, на миг оставляя чашку зависнуть в воздухе невербальным и закатывая рукава излишне большой пижамы. Левый локоть болезненно дергает, на нем знатный лиловый синяк, отпечатки пальцев, которые она не сразу заметила с вечеринки у магглов и Грант морщится, смотря на это досадное недоразумение. Штаны ей велики по росту, но это совсем не мешает. Мюррен вздыхает, берет чашку обратно в руку и делает глоток, прокатывая жгучую терпкость по языку. Похмелье и тошнота отступают. Она делает пару шагов от кресел к камину, любуясь на огонь и отмеряя время для своей смелости. Смотрит на Дункана, точно у того есть полное право ее осуждать. Ей пидется признать : он для Кая- тоже семья. Ей придется сделать больше- принять это. Принять Саважа.
- Я сняла Торни Гроув с продажи,- она делает паузы между словами, заполняя их кофе,-  Месье Саваж, в прошлый раз мы с братом разговаривали на счет того, чтобы съехаться,- она повернулась к  нему после долгой переглядки с Кайланом, виновато дернув уголком губ,- У нас произошли некоторые события, которые заставили меня задуматься о таком шаге. Но брат мне отказал, аргументируя это тем, что не хочет подставлять вас с арендой, да и привык к вам. Теперь я это понимаю. А так как жить у вас, на диване, простите великодушно , это- моветон, то мне пришла в голову мысль о том, что у нас есть уже давно, но мы не воспринимали это всерьез,- она повернула подбородок к Каю, беря кружку в клетку пальцев,- Мне стоит извиниться за тот разговор. И перед тобой, и перед Дунканом, пусть он его и не слышал,- о, небывалое событие: Мюр грант приносит кому-либо извинения. Жаль, вездесущий "Пророк" не запечатлел это грандиозное событие,-  Но я все еще считаю это -верным решением. Министерство с каждым днем упускает ситуацию из рук все больше и больше, и идиоты те, кто утверждает обратное. Как там мистер Робардс?,- она задет этот вопрос не из желания удостовериться в добром здравии зама главы аврората, а шпилькой вонзает его в уже известные сомнения,- Я не желаю, чтобы ты оказался в Мунго, на собственной больничной койке или у койки, скажем, месье Саважа. Я до койки не дотяну, меня на месте добью, только кликни- очередь выстроится,- и она впрямь переживает. За всех. Даже за чужого ей Дункана, которому открывается новая сторона Грантов в эту минуту,- К тому же, я не просто так пришла к вам, похоже, что жить мне теперь и впрямь негде,- горькая усмешка, прикрытый свободной рукой, освобожденной от чашки, синяк,- Я уже прикинула фронт работ, обновление заклинаний предстоит крпуномасштабное. Но там полно места, Дункан избавится от аренды, а ты будешь на сто процентов спокоен за свой дом. Дай мне неделю, и я все сделаю. Да. придется терпеть Брумкса. Да, портрет бабули Ви до сих пор висит в гостиной первого этажа. Но будь я проклята, если Торни Гроув -не самое безопасное для нас место после Хогвартса!
И куда ближе к Нэрну, чем Лондон,- но она не осмеливается говорить это вслух.
Грант стоит между ними, она почти похожа на Елену Троянскую, вот только здесь дело не в любви и не в яблоках. Не в той любви и не в тех яблоках. Женщина поворачивается к Саважу, черные подсыхающие пряди вьются, напоминая черные лозы того же терновника, который фигурирует в названии их фамильного особняка, они сливаются с пижамой, которая ей к лицу.
- Вы бы оказали нам большую честь, став...членом нашей семьи, Дункан. Мне не нравится "гостем", а поскольку вы Каю почти как брат, уж не знаю- старший или младший, думаю, я не далека от истины. Если он, конечно, захочет возвращаться в родовое гнездо. Но я туда вернусь в любом случае.

Отредактировано Murren Grant (Вт, 14 Фев 2017 23:54:16)

+3

9

- Значит, хвала всем святым, что Мурена не имеет доступа в нашу квартиру, - с усмешкой отозвался Кайлан, на вполне себе здравое предостережение. Те же самые святые, по-видимому, некогда спасли аврорат от того, чтобы в их ряды вступила и его сестра. Так было значительно спокойнее, по крайне мере первые годы, пока однажды Мюррен не объявила, что идет в хит-визарды. Грант попытался отмахнуться от воспоминаний, готовя незамысловатый завтрак, но лучше это удалось, когда они снова собрались в гостиной: посвежевшая после душа Мюррен казавшаяся еще миниатюрнее от одежды с чужого плеча, Дункан, единственный кто не изменял самому себе даже после непростого дежурства и не выспавшийся Грант, но старательно поддерживающий провальную по словам друга имитацию человека.
Не передать словами насколько все происходящее казалось диким в настоящих реалиях. Готовить завтрак, обмениваться подарками, словно бы это было очередное простое Рождество, в котором ничего не происходило кроме этих трех присутствующих людей. На самом деле Кайлан был благодарен появившейся без предупреждения сестре даже не за исполнение детской мечты, который рыжим теплым и урчащим клубком был прижат к его груди, а за эту нормальность, за эту короткую передышку, свободную от мрачных мыслей.
От вида недоверчиво изучающей коробки Мюррен теплело в душе. Он снова видел ее подростком, и он глядя на нее улыбался. Кажется больше никто не вызывал у него постоянного желания так демонстрировать эмоции. А больше ему нравилось, когда с ее лица пропадал этот житейский цинизм, вызванный службой, положением, постоянным контролем и черт знает чего еще. Хотя нет, все вокруг могли считать сомнения и трезвый взгляд на окружающее цинизмом и мрачным восприятием мира, кроме него. Однако сейчас они с Саважем застыли каждый на своем месте, в ожидании вердикта от вскрытых коробок с рождественскими подарками. Откровенно говоря, где-то под ложечкой сосало, отчего хотелось поторопить сестру и попросить при случае провести экзекуцию быстро и по-максимуму безболезненно. 
Или хотя бы не молчать так долго.
С приближением декабря многих охватывает паника – можно вот-вот опоздать с покупкой рождественских подарков. Каждый год люди пытаются делать покупки заранее, и мучаются от опасений о неправильном выборе, Кайлан в общем-то входил в категорию подобных людей. И подобное затишье со стороны единственного родного человека, оставшегося в его жизни, лишь все усугубляло. Он ошибся? Не правильно ее понял? Быть может он спутал «как же хочется» с «никогда бы не купила»? Следом понесся рад других вопросов, которых обычно в его голове не возникало за ненадобностью и абсурдностью.
Ища хоть какую-то поддержку Грант покосился на Саважа и, по-видимому, напрочь забыл о том, что стал счастливым хозяином живого детектора на зло настроенных людей, почувствовал как острые когти сжатого в руках низзла пока еще тактично впиваются в кожу.
- Ах ты, пособник контрабанды!
На самом деле он собирался убедить ее в обратном. Как представитель магического правопорядка, как старший аврор, который чтит букву законов, он вряд ли когда-либо подумал о том, чтобы способствовать процветанию контрабанды. Нет, сумка была куплена на законных основаниях, хотя все сохраненные чеки Грант спрятал. А бумагу подтверждающую подлинность и ограниченность экземпляров оставил на дне подарочной коробки. Его привязанности и любви к сестре было достаточно, чтобы не искать вариантов «подешевле».
- Это Гебридский чёрный дракон, - между делом поделился Кайлан. Это немногое из того что он понимал а) в женских сумках и б) в драконах. Ну и еще то, что когда-то владелец куска этой кожи жил на Гебридах под присмотром клана МакФисти. Дальше углубляться мужчина не считал нужным. Особенно сейчас, когда стало ясно, что подарок возымел должный результат.
Он высвободил одну руку, перехватывая сестру за талию, зажимая между ними животное. Целуя ее в макушку. Чувствуя, как по всему телу расходится тепло. Все было почти как прежде. Почти. Рядом не было матери, и по объятиям сестры он отчетливо это понимал.
- С Рождеством, Мюр, - он первый отстраняется. Отпускает недовольного безымянного кота. Нужно было еще отдать подарок Дункану, даже если тот решил, что на этом официальная часть праздничного утра окончена. – Я не изобретал велосипед, - проговорил Кайлан, предупреждая, что на этом можно закончить с восторженными благодарностями, кивнул на сверток, действительно купленный в последний момент. Или вернее доставленный на дом, пока Саваж был на смене: - Хотя возможно после этого все лавки Косого переулка будут для меня закрыты. 
Что ж в этом году Гранты по-своему потакали привычкам Дункана.

- Вторая причина, по которой я пришла к вам в это чудесное утро…
Вот оно.
Еще одна семейная черта – ощущать подвохи. Как бы сильно Кайлан не надеялся, но все хорошее когда-нибудь заканчивалось. Он напрягся, на лицо вернулась привычная хмурая тень, но он вполне был способен выслушать Мюррен, не пытаясь ее заткнуть. Разве только не…
Тот самый разговор.
Было не так много вещей, на которые у Грантов были разные, диаметрально разные, мнения. И все они крутились вокруг бабушки Вирсавии. Называть ее «Ви» или полным именем? Любила она их или мечтала, чтобы Хэмиш не оставил наследников (Кайлан будучи ребенком слышал, что та ядовито пеняла сыну о том, что он посмел влюбиться в магглу и оставить с ней потомство, которое перекрывала чистокровный род)? И самое главное – что делать с особняком бабушки Вирсавии после ее кончины? Кайлан настоял на его продаже. Да, это был дом отца, да там было множество вещей ему принадлежавших, но это мрачное старинное окутанное туманами, ветрами и запахом сырости здание никогда не было домом для него и Мюр. Даже в те моменты, когда двойняшки были там по-настоящему счастливы. По крайне мере так думал сам мужчина.
Так что не удивительно, что сейчас, когда сестра объявила о том, что единолично решила оставить дом за ними, Грант был в бешенстве. Руки сплелись на груди, губы плотно сжаты, темные глаза утратили всякие намеки на прежнее веселье. Неужели все его прежние аргументы разбились, о что..? О промахи Министерства?! Ему хочется сказать вслух, то, что вертится у него на языке – Мюррен не вернулась бы к этому разговору, если бы не обливиэйт, применённый к их матери. И он опять ощущал свою вину. Перед сестрой. Он напомнил ей что они, работая в одном Министерстве, живя в одном городе, оказались так отдалены друг от друга. Именно он убедил ее что убрать из их уравнения знак будет лучшим вариантом. Руби поддерживала невидимую до сих пор нить, которая не давала Грантам размякнуть.
Иначе как еще объяснить то, что его сестра решила попросить прощения? И следом отвесить пощечину, спрашивая как дела у Робардса. Жестоко. Довольно бесчестно. Но вполне весомо.
- Не мели чушь, Мюррен, - вообще-то она повторяла его собственные слова, сказанные на кухне в Нэрне, несколько иначе и откровеннее. Хотя он сомневался, что дела не обернутся наоборот – она окажется в Мунго, а он отправится на тот свет. Если такой был. И все же он решил уточнить: - Что случилось с твоей квартирой?
На самом деле он уже видит минимум один выход – увеличить их с Дунканом квартиру. Они вложили в нее немало своих сил, чтобы никто чужой тут не оказался, чтобы сделать тут неплохое убежище, защищенное и закрытое. Не уж-то мир сошелся клином на особняке Грантов? У них были средства – можно было купить другую квартиру, дом в пригороде Лондона… зачем перебираться в Инвернесс. Зачем привязывать себя к Торни гроув?
Как так вышло, что в Мюррен проснулась эта тяга?
Родовое гнездо. Они всегда были другими. Они не были чистокровными, чтобы занимать любимую вотчину их бабушки. Не были достаточно хороши для Торни гроув. Кайлан в принципе считал, что у особняка есть свой разум, свое видение мира, в котором не было места для них двоих и для Саважа. Грант едва не потянулся к казавшейся незнакомой Мюррен. Встряхнуть ее за плечи. Просить прекратить свою речь, не прибегать к запрещенным приемам. Она же знает, что Кайлан никогда не допустит, чтобы она оказалась в этом доме без него. Никогда не отпустит ее одну.
«Вы бы оказали нам большую честь, став членом нашей семьи…» - он повторил про себя ее слова, обдумывая их. Вряд ли за восемь лет жизни под одной крышей могли возникнуть сомнения что Саваж действительно воспринимался Грантом как друг, пожалуй, единственный, как брат, но сейчас даже Кайлан хотел услышать что ответит тот Мюррен. И все же на первом плане крутилось лишь: «Что ты несешь? Что на тебя нашло? Неужели они действительно тебя настолько пугают?» Если это действительно так… Тогда… Он дал обещание себе. Как когда-то пообещал отцу, не потому что хотел отвязаться от его «обещай… обещай мне, Кай», а потому что понимал как все серьезно и знал, что слово сдержит.
- Как давно ты сняла дом с продажи? Как давно ты прикидывала фронт работы?

+2

10

- Всегда рад угодить даме. - Добродушная и легкая усмешка, сопровождающая эти слова, превращает чопорную английскую вежливость почти в шутку, но Саваж действительно рад, что подарок Мюррен понравился, и отдельно - тому, что она сразу же примерила заколку. Жаль нельзя в полной мере ответить той же любезностью, новую трубку нужно еще обкуривать, подготавливать, но можно опробовать табак, набив старую. Если дым помешает их гостье, его легко убрать палочкой.
На встревоженный взгляд Кайлана он ответил чуть заметным успокаивающим кивком и легким жестом кистью, означавшим обычно что-то не стоящее внимания: все должно быть в порядке, настороженность Мюррен скорее привычная игра, чем правда, больше похоже на способ подразнить, подарок должен ей понравиться, она слишком женщина, чтобы равнодушно отнестись к красивой и статусной сумке. Кая новые наручные ножны для палочки дожидались на этом самом столике еще вчера вечером, Дункана больше волновала вероятность не успеть отдать подарок вовремя, чем желание увидеть реакцию друга.
- Чтобы эти дети гоблинов закрыли от нас лавки? - Дан усмехнулся, разворачивая упаковку, - скорее небо перевернется обратной стороной или О'Флаэрти откажется пить. - Вот ради второго собственного, первого издания "Нити Ариадны", редкого труда по легиллименции, и "Исследования симпатических связей" он бы в других обстоятельствах наплевал на гласные и негласные протоколы вежливости, извинился перед гостьей и засел с книгой до вечера, оставив Грантов наедине, но ситуация требовала внимания. Ровно с того момента, как Мюррен нервным и предвещающим желание приступить к серьезному делу жестом закатала рукава. Мелькнувший на секунду на виду след пальцев повыше локтя, явно мужских, у женщин практически не бывает таких крупных ладоней, разбудил короткое, но острое желание кому-то доходчиво поправить представление о границах допустимого. На самом деле, зная командира хит-визардов, стоило скорее пожалеть того идиота, который посмел эти границы пересечь, постоять за себя капитан Грант могла так, что мало бы никому не показалось. Комментарий в духе "когда меня нет, вы меня можете даже бить", Дункан опустил, не желая заострять внимание на том,  что сам того не зная умудрился оказаться втянутым в их семейные и жилищные споры, просто повторил на завуалированные извинения тот же жест "пренебречь", на этот раз - трубкой. Как и комментарий о качестве работы министерства в целом и Департамента в частности. И относившийся к их с Каем наставнику. И ремарку "шантаж - не лучший способ начинать переговоры". И вертевшийся на языке вопрос о том, что все-таки у Грантов произошло. К фамильному особняку, насколько Саваж знал, оба Гранта не питали особо теплых чувств, и чтобы счесть довольно неприятное, если судить по редким рассказам Кайлана, место - безопасным, нужно было влипнуть в обстоятельства куда серьезнее нынешних "штатных". Настолько, чтобы озвучить такое предложение, да еще так... Тон Мюррен, в котором за резкостью прятался испуг, ему не нравился.
На словах "стать членом нашей семьи" Дункан поперхнулся дымом так, что зашелся долгим глухим кашлем: ладно его повысили из лягушатников до человека с именем, но предложить кровное родство, серьезно? Или это всего лишь форма вежливости была, а кому-то меньше нужно читать научных магических трудов? - Мисс... Мюррен, я польщен вашим предложением, но мы с вашим братом идею кровного побратимства или усыновления не обсуждали. Поэтому я бы хотел услышать и его мнение по этому поводу. - Третий вариант вступления в семью Саваж даже озвучивать не стал, уж такого она точно не могла иметь в виду никак. И даже в шутку поданный намек на брачный союз оба Гранта вряд ли сейчас воспримут адекватно. - Раз уж вы лишились жилья, - продала скорее всего или расторгла договор аренды, сжигая мосты, чтобы некуда было отступать, - давайте рассмотрим возможные варианты. - Между Грантами проплыло, истаивая в воздухе, дымное кольцо, - другая квартира, побольше, в маггловском районе, частный дом или Торни Гроув. Чем вас не устраивают первые два? Вы уверены, что родовой особняк вас примет? - Вообще - должен, Кайлан глава рода, как бы он ни игнорировал этот факт, но старые магические дома со скверным характером Дункан недолюбливал. И работы там предстояло скорее всего в разы больше, чем с любой новой квартирой, пришлось бы не только устанавливать новую систему защиты, но и разбираться в старой, корректировать ее, всерьез копаться в истории дома, а сам дом наверняка еще и ремонтировать после стольких лет. А помощь домовика будет больше нервировать Кая, чем приносить пользы.

+3

11

Вот они, те самые два неудобных вопроса, на которые ей вовсе не хотелось отвечать. О квартире- потому что еще не время. О особняке- потому что это будет клином между Каем и ней самой. Но она будет говорить, потому что либо они Гранты, либо забиваются в дальний угол и скулят, как побитые щенки. Грант не возражала, когда ее называли сукой. Но говорить в ответ "гав-гав" - решительно не собиралась.
Мюр стояла между ними, в пол оборота к каждому,  меланхолично следя за кольцами дыма, которые выпускал Дункан, окутанная терпким, сшибающим с ног запахом крепчайшего табака и виски. На секунду, она даже почувствовала себя дома: отец тоже курил, когда мать была в добром расположении духа и не гоняла его их гостиной. Воспоминание о Хэмише привело ее в чувство, ведь старший аврор, в свое время, делал именно то, что должно. Рефлексировать время найдется, если сейчас они с Кайланом не переругаются в хлам. Ей бы очень этого не хотелось.
-Чуть больше двух лет назад,- о, она на него не смотрела, покачивая остывающий кофе в своей кружке и загипнотизированно наблюдая за черной лоснящейся жидкостью,- Как только начался весь этот бардак с Пожирателями. Просто представила, что дом Хэмиша выкупят какие-нибудь толстосумы в хламидах и масках и передернуло. К тому же, нам могут понадобится все средства, если дело обернется и впрямь плохо. Я не хотела говорить именно поэтому,- она развернулась к нему чуть больше, склонив голову к плечу, и отсалютовала кружкой,- Потому что ты взбесишься. Ты всегда бесился, когда дело доходило до фамильного особняка Грантов.
Она залпом допила уже остывший кофе и поморщилась от привкуса виски. Оставалось надеяться, что Саважа можно будет уболтать повторить на бис его шедевр. Как знать, улыбнись ей удача и она сможет пробовать его каждое утро?
Мюррен отставляет посуду на столик и тяжело падает обратно в кресло, по правую руку от брата, игнорируя его тяжелые мысли, которые ее почти физически душат. Ей нелегко дается эта наглая невозмутимость, на деле очень хочется оправдываться и извиняться, но делать это она, конечно же, не будет. Спасение можно найти в Дункане, пораженном не меньше и пребывающем в рукотворном облаке дыма. Табак и виски. Почему то хочется облечь запах- в цвет, а цвет- во вкус.
- Мою квартиру обнаружили посторонние.  Наткнулась на них как раз, когда выходила к вам, они тут же дали деру, я успела только ранить одного, пока тот уматывал. Там сейчас мои ребята разбираются. Мою, МОЮ квартиру, понимаешь?,- Грант заломила соболиную бровь и с досады хлопнула себя по коленям, левую руку тут же дернуло неприятной болью, но жить было можно, женщина только встряхнула кистью. С доверием у Мюррен всегда были проблемы, если не сказать :" ее паранойя расцвела буйным цветом и она потакала ей когда можно. И когда нельзя- тоже". По ее скромному мнению, это и должно было стать ответом на все глупые вопросы,- Никакая квартира в черте Лондона, дом, особняк, да хоть пентхаус отеля меня не устроит, Дункан. Нашли одну- найдут и вторую. И я не поручусь, что та же участь не постигнет вашу. Эти родовые чары - наш единственный козырь. Это мой дом, я им управляю, а не он-мной. Он примет нас и всех, кого мы пожелаем назвать семьей, гостем, другом,- кажется, это достаточно сильно ее задело, линии скул как-будто бы обострились, будь она кошкой, то  топорщила бы усы и раздраженно виляла бы хвостом. Но Грант не была кошкой и голос не повышала, даже интонации не поменяла, терпеливо объясняя свою позицию..Дункану. Как ни странно. Хотя чего тут странного, если Кайлан  общих чертах ее уже слышал?
Она с пол минуты смотрела ни то в стену, ни то в камин, барабаня тонкими пальцами по коленям. Они не должны поссориться, только не теперь, не при Саваже, который стал заложником этой семейки. Стоило бы повиниться хотя бы перед собой, что друг брата был жертвой заранее спланированной и  рассчитанной, хоть она и не желала  Дану ничего дурного. Нет, ну может быть пару подножек на лестнице, но не больше! В конце то концов, обвинить Кая в отсутствии чутья на людей, похлеще любого низзловского, было нельзя.
-Да, там нужен ремонт, да, надо обновить чары, да, полно боггартов и домовик. Но знаешь, прежде чем жаловаться, вспомни - ка: я полгода жила в Торни Гроув и ухаживала за бабушкой Ви, пока ты, доблестный стажер Робардса, хватал науку. Я слушала ее предсмертный старческий маразм, бред и желчь. Я , Бог человеческий, заказывала для нее гроб. Она была той еще стервой. Она была чистокровной и жила в своем мире, из которого у нее выдрали мужа, двоих сыновей, а потом Хэмиш женился на маме,- у не почти не дрогнул голос,- Я только с годами работы начала понимать, в каком беспросветном отчаянии она жила и как тут будешь другой?,- прощать Вирсавию она не просила. Но хотя бы сама ее поняла, пусть и отчасти,- К слову, если бы не бабушка- мы бы с тобой не помирились. Я бы не пошла в хит-визарды. Она так просила меня не быть дурой, не опускать руки,  не зацикливаться. Может мы никогда не были хороши для Торни Гроув, но времена меняются. И вот как раз Торни Гроув для нас достаточно хорош!
Мюррен, мисс М.А.Грант, сестра Кайлана, и куча прочих и прочих, цензурных и не очень, эпитетов, которыми нарекалась эта женщина, обычно всегда знающая, что делать, что сказать, как ступить на свой тяжелый каблук, волновалась. Да нет, она была в панике, не в состоянии усидеть на месте и не знающая, куда деть собственные руки, то опускающая, то вновь закатывающая рукава пижамы, к которой, кажется, прикипела всем сердцем.
-В стране война, господа,- она схватила чашку и прошла пол гостиной, по направлению к кухне,- И у нас должна быть своя крепость. Лучше быть живым параноиком, чем мертвым храбрецом.
Грант включила воду и сполоснула кружку, отставляя ни в чем неповинную посудину со стуком на мойку. Можно было бы и палочкой. Можно. Но не хотелось. В данный момент  Мюррен Айсли Грант хотелось схватить того ублюдка за шею так же сильно , как он ее за руку и несколько раз долбануть башкой о стену.
- Ну как, сегодня тебе страшно, Мюррен? Ты готова  боятся?...
Ее передернуло. Голос был смутно знаком, но что ж ей, помнить всех ублюдков, у которых плохо не только с чувством самосохранения, но и красотой речи? Она была не слишком трезва, но сумела откинуть от себя напавшего сзади, тот сбил собой острый канделябр в парадной и умчался быстрее, прежде чем она оправилась от первого шока. Она облажалась. Она облажалась и это ее бесило. Еще больше бесило то, что она не может сказать правду брату прямо сейчас : выложи она перед  Каем коробку, которую нападавший оставил на коврике возле ее двери, и весь вопрос о переезде отложится до неопределенных времен, а ее прикуют к этому дурацкому гостевому дивану. И Бог бы с ним , с диваном, но делить ванную напополам с двумя мужиками? Только через ее хладный труп!
Мюр пару раз глубоко вздохнула, похлопала себя по щекам и вернулась, подперев плечом косяк двери и прислонившись к прохладному дереву виском. Картина первая, действие второе - прозаическое.
- Вы так и питаетесь шедеврами эротической кухни моего братца?,- она заметила остатки завтрака на сковороде, но от одной мысли о яйцах ее начинало мутить,-  Кусок мяса здесь, похоже, редкий гость.

+3


Вы здесь » Marauders. No Mercy » MIRROR OF ERISED » Bеlls & whiskey