По опустевшим игровым площадкам бесчувственный ветер разносит крики призраков. Кажется, будто бы война — это не более, чем дурной сон, который скоро пройдет. Но этот сон не проходит, напротив, один дурной сон сменяет другой, ещё более страшный. И от снов этих один за другим погибают люди. Псы войны не ведают страха. Они не знают пощады и не умеют прощать, но именно сейчас нужно помнить, что счастье можно найти даже в тёмные времена, если не забывать обращаться к свету.

АДМИНИСТРАЦИЯ:
Karu Flynn Alecto Carrow

Marauders. No Mercy

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. No Mercy » UNFOGGING THE FUTURE » разве я похож на убийцу?


разве я похож на убийцу?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://savepic.ru/11917409.gif  https://media.giphy.com/media/26xBR8XVsy7KXIWUU/giphy.gif
разве я похож на убийцу?

участники:
Мюррен.Томас

дата и время:
12.11.1981|19:43

место:
Один из домов Гампов.

Трэвис Спотифай, теперь уже бывший член Ордена Феникса, был мертв. Изувеченное тело, остывшее буквально несколько часов назад, расслабленно располагалось на стуле, удерживаемое лишь тугими веревками. Трэвис Спотифай, без вести пропавший уже как полгода, был наконец найден.

Отредактировано Thomas Gamp (Пт, 10 Фев 2017 18:49:53)

+2

2

Все подвалы одинаковы, будь то развалюха бывшего работного или подворье высокородного особняка. Дело даже не в количестве хлама. Дело в запахе. Весь мир определяют вовсе не картинки, а запахи и ощущения, в работе Грант полагалась на два этих чувства куда как больше , чем на глаза.
Темно, пусто, мертво. Вот три слова, которыми она всегда описывала любой подвал. В это не было хлама. Что поделать, обычно  порядочные люди сваливают его на чердак, под простыни.
Мюр не хотела сейчас пускать лишние мысли о том, чей это дом. Это умение ей много раз помогало, но все те моменты не были столь навязчивыми и личными. Паника, злость, обида и горечь плескались на заднем плане, на авансцену же вышла внимательность, чуткость и готовность в любой момент сорваться в сторону. Лестница под подошвами ботинок скрипела, Мюр спускалась боком, держа палочку наготове. Здесь не было холодно, но пальцы замерзли, даже в коже перчаток.
Не сказать, чтобы то же самое произошло с ней, но когда видишь труп, тем паче того, кто был твоей изначальной целью, невольно останавливаешь. На секунду, на долю секунду но останавливаешься. Грант же в первую очередь огляделась и поставила щит, становясь спиной к стене и боком к выходу.
Исчезновение Спотифая было внезапным, подозрительным, и уже изначально оставляло мало надежды. И вот он, так сказать, во плоти. Изувеченный, привязанный к стулу. Мертвый.
-Вот ведь...твою мать,- совсем по-маггловски подумалось ей:дурная привычка с Америки,- Это никогда не кончится. Пока мы все друг друга не перережем.
Волшебница сощурилась, рассматривая раны. Пытали его здесь или просто оставили умирать? Скорее всего, и то , и другое. Слишком мало света от единственного Люмос на конце палочки, чтобы делать выводы.
Мюррен отвела полу мантии и коснулась палочкой значка, вызывая подкрепление. Хватило того, что она одна пошла проверять шаткую информацию. Без ордера. Но , как оказалось, не зря. Легче было стерпеть дисциплинарное взыскание, нежели еще одно имя в списках пропавших. Особенно, когда Орден, до недавнего времени сидевший в подполье, рвет и мечет.
Шорох, или , быть может, просто скрип старой половицы? Грант все равно, она моментально гасит палочку и отходит к стене, куда свет со входа не достает. Страха нет, адреналин хлещет, но не страх. Не первый труп, и не первое столкновение.
Правда, не в таких обстоятельствах.

Отредактировано Murren Grant (Пн, 13 Фев 2017 20:57:12)

+4

3

Трэвис Спотифай появился в жизни Томаса также внезапно, как новость о беременности матери. Если задуматься, то на его месте мог оказаться кто угодно из орденовцев, участвовавших в стычке у озера полгода назад. Задание было простым – схватить одного и узнать, где расположена штаб-квартира. Первая часть была выполнена безукоризненно. Двое мужчин и женщина трансгрессировали в один из домов Гампов, швыряя на подвальный пол человека, который в следующие шесть месяцев узнает на какие октавы способен его собственный голос. Зона ответственности Гампа полностью соответствовала роду его деятельности. Спотифай должен оставаться в живых до тех пор, пока не начнет давать столько же информации, сколько дает молока взрослая корова в полном здравии. Вытянуть все что получится, а потом отправить в утиль. – Расскажи мне, золотце. – В ответ мужчина лишь сплевывает накопившуюся во рту кровь. – Расскажи и все закончится. – Ничего, кроме молчания и полного ненависти взгляда. Трэвис Спотифай оказался крепок характером, так как стоически переносил круцио на завтрак, обед и ужин, терпел физические истязания и молчал. Спустя четыре месяца после их знакомства, вероятность того, что Орден Феникса не изменил место своей дислокации стремилась к нулю. Поэтому вопрос «где» медленно превратился в «кто».
Один из домов семейства Гамп пустовал уже больше года. Громоздкий, из серого камня, от него веяло холодом, а ветки плюща, голые и черные от постоянных осенних дождей будто кричали, что лучше к этому дому не приближаться вообще. Территорию окружали простейшие защитные чары, призванные скорее для того, чтобы оповестить хозяев о проникновении, нежели реально кого-то удержать. Посещать бывшее семейное имение Томас в этот день не собирался, но поступивший сигнал и отсутствие от других пожирателей информации о продолжении работы над получением информации заставили волшебника оставить начатые дела и трансгрессировать туда, где, по идее, никого не должно было быть.
-Homenum Revelio – Том шепчет заклинание, стоя в дверном проеме, рядом со вскрытой дверью. Уходит всего несколько секунд до того момента, когда становится понятно, что чужак находится в подвале. Если бы это были воры, то в первую очередь направились на жилые этажи, пытаясь найти что-то ценное. Но нет, этот человек был в подвале, там, где располагался Спотифай, а значит ждать чего-то хорошего от этой встречи не стоит. Мысли в голове начинают крутиться быстрее, анализируя и просчитывая возможные варианты развития событий. Пожирателей там быть не может, потому что на них не срабатывают защитные чары дома. Воров также можно исключить. Кто остается? Авроры? Мужчина держит палочку наготове, но сам понимает, что нападение в данном случае будет расцениваться как признак вины. Гамп аккуратно ступает на лестницу, готовый не нападать, но защищаться. Старое дерево, из которого сооружена лестница, предательски скрипит, лишая его самых малых шансов остаться незамеченным. – Кто здесь? Покажитесь на свет! – Он говорит громко и отчетливо, в конце концов гость находится на его территории, а к взломщикам в это не спокойное время, хоть и негласно, можно применять практически любые меры, раскрашенные в цвета «самообороны». 

Homenum Revelio - чтобы обнаружить присутствие другого человека в помещении

Отредактировано Thomas Gamp (Пт, 10 Фев 2017 18:51:52)

+5

4

Она понимает степень своей пристрастности, когда горестно поджимает губы. Ну конечно же, почему бы и не Томас. Его голос она запомнила лучше, чем многи важные сведения из жизни собственной. У них была странная дружба, но она, тем не менее, была. И вот теперь - пожалуйста. В его доме- труп орденца. В доме чистокровного волшебника. Был бы на ее месте Крауч, он бы припомнил снятый запрет на использование непростительных. Но то -для аврората, а она хит-визард. Глава департамента фактически разрешил им уничтожать Пожирателей, вместо того, чтобы ловить и судить их, как того требует закон. Это была одна из трактовок, одна из ее трактовок.
В идеале, она тоже должна была проверить подвал. Если эта оплошность не будет стоить ей жизни, будет время развести рефлексию и самобичевание себя, как хренового хит-визарда. Как это мило, думать об этом "если" и Томасе в одной строчке.
Грант не боится, она чувствует обреченность приговоренного к казни, потому что знает, что за всем этим последует. Что за этим должно последовать. Что за этим должно сделать ей. Так что шагает на толстый каблук из тени она твердо, ровно как и держит палочку, с  дежурным Protego наготове. Главное, не смотреть в глаза, чтобы решимость не испарилась. И делать как должно.
- Всего лишь старый друг,- она делает еще два шага, прежде чем замереть, пряча одну руку в карман пальто: пальцы заледенели,хотя кровь в висках стучит совсем не в ритм сердца,- И,к сожалению, старший хит-визард Грант, при исполнении, по совместительству. Опусти палочку Томас. Не то, когда сюда нагрянет подкрепление, они могут неправильно тебя понять. Ребята у меня нервные и слегка нравственно-контуженные. За право пришить меня лично, могут начать убивать всех конкурентов.
Она смотрит на него, не чувствуя, чтобы ирония трогала собственное сердце. Сердце это сейчас, будто бы и вовсе отсутствует, потому что кто угодно, даже Скримджер, Робардс, черт бы побрал - Блэк, только не Кай и не Томас.  первого она бы не поверила, во второго -не хотела верить. Одна, ее желания давно завернулись в саван и уползли на кладбище.
- Тревис Спотифай. Мертвый Тревис Спотифай. В твоем доме. Ты понимаешь, что это значит?,- пока нет лишних ушей, она позволяет себе не опошлять их общение дежурными фразами. Он того не заслужил. Пока не доказано обратное, она не будет с ним настолько формальна,- Черт бы побрал, Гамп.
Она качает головой, смотрит, будто видит впервые.Ее вера в него не помешает отвести волшебника на допрос, не будь она Мюр Грант,но, пожалуй, только пережив это -предательство, лично, на своей шкуре, понимаешь, в какую катастрофу катится Британия. Каждый сам за себя, не иначе. Милосердное чудо, что на этом моровом поветрии за ее спиной стоит надежный и неизменный Кайлан.

Отредактировано Murren Grant (Пн, 13 Фев 2017 20:58:06)

+4

5

Из тени появляется знакомая фигура, при виде которой, Томас на секунду перестает помнить, как дышать, двигаться, говорить. Будь на ее месте кто-то другой, он бы без раздумий воспользовался непростительным. Просто так, за проникновение в его дом. А подоспевшим потом сотрудникам визариата наплел с три короба о несчастном случае. Но это была Мюррен Грант, девушка, чувства к которой он задушил еще на старшем курсе Хогвартса, девушка, которую он даже при этом обстоятельстве, вспоминал каждые несколько месяцев. Волшебник опускает палочку, показывая, что сопротивление он оказывать не намерен.
- Мюррен. – В отличие от нее, он смотрит прямо, пытаясь поймать ее взгляд, но все безуспешно. Что она чувствует сейчас? Какая разница, если он не может разобраться с собственными эмоциями. Тем не менее, стоило бы с этим поторопиться, так как скоро подвал будет забит хит-визардами, жаждущими показать Министерству, что они хоть чем-то занимаются. Предоставлять такую возможность, жертвуя собственной шкурой, Гамп не собирался. Пока девушка шутит что-то про своих сотрудников, Томас в два шага спускается с лестницы, проходит мимо Грант и присаживается рядом с телом волшебника на стуле. Несмотря на направленную палочку, он уверен, что она не воспользуется ей. Есть такие ситуации, были и всегда будут. Он вспоминает лицо сестры, не больше полугода назад, там, среди трупов, ее глаза умоляли, чтобы все это не было правдой, но все было именно так. Всегда сложнее осуществить действие против того, кто что-то для тебя значит. – Нет-нет-нет, это очень плохо. – Его будут допрашивать, это очевидно, а значит нарисовать все нужно именно так, как будет удобно для него самого. Гамп быстро прощупывает пульс, так как Трэвис Спотифай, даже немного живой, может выступить прямым билетом в Азкабан. Но пульс молчит, за что спасибо мистеру Спотифаю, державшемуся практически полгода, но именно сегодня решившему умереть.
– Ты даже представить не можешь, в чем обвиняешь. У меня просто не было выбора.– После той тишины, в которой он перемещался по дому, голос его кажется слишком громким, заполняющим каждый угол просторного подвала, забивающимся в каждую трещину между кирпичами. Он зол? Да, но не на то, что Мюррен считает, что тело на стуле его рук дело, не правду не обижаются. Он зол на то, что тело было спрятано так бездарно, ведь мало кто мог представить, что кому-то из служителей закона придет мысль без спроса вломиться в дом Гампов. Но больше всего его злит то, как Мюррен отводит глаза. Он подходит к ней почти вплотную и кладет руки по обоим плечам так, чтобы просто исключить возможность спрятать взгляд. – Посмотри на меня, Мюррен. – Сколько лет прошло с их последней встречи? Тогда все было так просто, никаких забот, а проблемы только мелкие бытовые. Теперь все было иначе. – Разве я похож на убийцу? – Ему хочется сказать так много, убедить в своей невиновности, но до слуха доносится торопливый топот по лестничным ступеням от чего Гамп убирает руки с плеч девушки, поднимает их наверх и отходит от старшего хит-визарда на пару шагов. Уверенный в себе даже в, казалось бы, безвыходной ситуации, он насчитывает восемь человек. Восемь палочек, направленных на него, готовых начать атаку в любой момент. – О, господа, чувствуйте себя как дома. – На его лице появляется улыбка. О гостеприимстве и речи не идет, скорее намек на то, что всем сильно не поздоровится за то, с какой наглостью они ворвались в его дом.

Отредактировано Thomas Gamp (Чт, 16 Фев 2017 14:16:42)

+4

6

Злоба не взрывается в ней, точно летучий порох в камине, но отрезвляет. Она очень не любила манипуляции на чем-то близком, личном, на ее добрых чувствах. Мюррен как факт ненавидела, когда ею пытались управлять или манипулировать, со зла или нет. Женщина поднимает черные глаза и щурится, чуть склоняя голову в вопросительном жесте и заламывая брось.
-А я, я похожа?,- ей невыносимо чувствовать его руки на плечах, пусть и через три капустных слоя одежды. Тем не менее, она не пытается их сбросить - лишний жест, очень привлекающий внимание и говорящий слишком о многом,- Будем теперь ориентироваться на внешние данные и признаки?  Объяснись, Томас, пока есть шанс сделать это именно так, чтобы я тебе поверила. Потому что нет более жалкого оправдания, чем не иметь выбора.
Объясниться с ней он не успевает, до последнего мгновения находясь с ней куда как ближе, чем должен застигнутый на месте преступления, пока в подвал не ввалилась толпа хит-визардов, с палочками на изготовку.
-Техничные вы мои, глянь на них: все по уставу, рассредоточились, едва ли не круговую оборону заняли. Всегда бы вы так оперативно являлись, а не только сейчас.
Ей не нравится тон Гампа. На что-то такое она, разумеется,  и рассчитывала, но зубоскалить ее людям - это почти личное оскорбление. Закон един для всех, а прикрытых статусом преступлений столько, что от высокого волшебного собрания не убудет от одной взбучки. Но у нее связаны руки все тем же законом. Впрочем, никто не мешал ей вертеть трактовки так, как это удобно в данную минуту. Великие силы- бюрократия и буквоедство.
-Палочки опустить,- тон ее меняется кардинально, если с Томасом говорит все еще Мюррен, то с хитами - М.А.Грант, головная боль всего ОМПП и начальник, который бьет своих, чтоб чужие боялись Может, ее не любили, но обвинить в несправедливости ни у кого бы язык не повернулся. Как и  в бездействии. Но вздыхает она, тихо и едва различимо в затхлой тишине подвала,- все еще как Мюр. Просто различить это может, увы, лишь Томас,- Мистер Томас Гамп, в подвале дома, числящегося за вашей семьей,  найдет труп пропавшего без вести несколько месяцев назад Тревиса Спотифая. Вам придется аппарировать с нами в управление для дачи показаний. С этой минуты- вы подозреваемый.
Она даже удивлется, как легко ей дается это говорить, хотя безразличие до ее глаз и не доходит.
-Куда ты вляпался, Том? Если ты оказался по другую сторону этой войны- ты не должен был попадаться мне. Только не мне, черт бы тебя побрал!,- проносится во взгляде, который она теперь не отводит.
Она не знала Спотифая, по большому счету- ей на него плевать, кроме как на члена Ордена Феникса, к которому Грант так же относится...никак. Но резать людей направо и налево, увы и ах, к вящему недовольству Пожирателей и всех преступных элементов, нельзя.
-Вы понимаете,  в чем вас подозревают?, - вопрос не риторически, но чисто для протокола, который ей приходится соблюдать.
- Сыграй в дурачка, чтобы я могла тебя выслушать самостоятельно,- не то чтобы с особой надеждой молит она не столько его, сколько мироздание.
-Периметр оцепить, ждать Уильямсон и ордера на обыск, вызвать коронера и следователей. Ничего здесь не трогать, до их приезда,- тоже, дежурные, въевшиеся в язык фразы.

Отредактировано Murren Grant (Пн, 13 Фев 2017 20:59:20)

+3

7

Хит-визарды похожи на стайку мух. Такие шебутные, взволновано-серьезные, все одинаковые, ни намека на личное мнение и собственную мысль. Томас наблюдет за ними, за каждым, находящимся в помещении подвала. У парня, стоящего левее остальных, трясутся руки и на его лице отражается немая благодарность, когда Мюррен велит им опустить палочки. Ему страшно, ведь не каждый день сталкиваешься лицом к лицу с человеком, который с такой жестокостью убил другого волшебника. А если этот человек еще и не прячется? Если присмотреться, то это чувство можно заметить у многих, но не у Грант, девушка полна решимости и, судя по всему, единственное, что может ее смутить в данной ситуации — это сам Томас. Не содеянное сейчас, но воспоминания о прошлом. Взгляд Томаса цепкий, оценивающий. Скольких он мог бы повалить прямо сейчас? Несколько секунд он смотрит прямо на девушку, только что наставлявшую не него палочку. Она часто моргает, видимо надеясь на то, что, открыв в следующий раз глаза, Гамп будет смотреть куда-то в сторону. Этого не происходит, и она просто отворачивается. Бесполезная толпа, берущая количеством, слепо следующая команде и поверхностному пониманию чувства долга. Он не отрицает, что есть среди них и те, кому хватает опыта держаться прямо, действовать решительно, выступать так, как положено законом. Куда они все исчезнуть, когда к власти встанет Темный Лорд? Они либо последуют за ним, как за новым командиром, либо перейдут на более спокойные должности. Бороться? Шутите? У парня слева все еще трясутся руки.
На несколько мгновений в помещении воцаряется полная тишина, глухая и давящая. Среди мелких, едва различимых, звуков типа скрипа подошвы на пыльном полу или хруста суставов пальцев, Том слышит только дыхание Грант, такое же, как тогда, на опушке запретного леса, тяжелое и обеспокоенное. А за ним следует вежливое приглашение последовать с уважаемыми господами на допрос, которые может как поставить точку, так и дать шанс приятному продолжению текущей истории. Конечно же он понимает в чем его подозревают. Чтобы не понять это нужно быть либо идиотом, либо психопатом, Томас не подходил ни под первый, ни под второй вариант.
- Старший хит-визард Грант, я готов аппарировать с вами и вашими коллегами для предоставления показаний. – Он не сопротивляется, придерживаясь во всем холодного расчета, ведь подобный исход он продумывал неоднократно и с особой тщательностью. Рано или поздно, это должно было произойти. По оплошности ли или по стечению обстоятельств, исключать поимку он не имел ни малейшего права, особенно учитывая тот факт, насколько частыми стали нападения Пожирателей и как тесно он к этому всему приблизился. – Тем не менее, чтобы никого не нервировать и не доставать собственную палочку, я буду признателен, если вы направите сову моему консультанту, для ведения дополнительного протокола моих слов. Без него разговор я вести не намерен, так как, сами понимаете, времена сейчас не спокойные, и отвечать за то, что на меня могут повесить чтобы закрыть табель, я не собираюсь. – Спокойствие и уравновешенность там, где многие начали бы биться в паническом припадке. Он возвращает свое внимание ранее отвернувшейся девушке. – Будьте так добры, Жюль Лоэ. – Жюль был его давним другом, с которым они познакомились еще лет десять назад во Франции, на одном из вечеров в семье Уайтхорн. Конечно же, ему не было положено знать по деятельности Пожирателей Смерти, они это и не обсуждали. Тем не менее, в вопросах закона и политического порядка, этот малый всегда был способен дать дельный совет.

+4

8

Кто-то очень-очень тихо облегченно вздыхает, по причине того, что задержания с сопротивлением не предвидится. Скорее всего,этот кто-то весьма молод, поскольку он недалекий идиот: вот такие покорные, на все согласные и доброжелательные - опаснее всего. особенно, когда это -Томас Гамп, не зря отучившийся на Рейвенкло семь лет и принесший во имя знаний, карьеры и  места одного из лучший врачей Мунго -все. Это с виду законопослушные граждане сидят, книжечки умные читают, в уголочке за процветание  Британии выпивают, а потом хоп- и министра взорвали!
Когда в стране раскидала щупальца фанатичная террористическая организация, доктрина "Лучше убить одного невиновного, чем отпустить Пожирателя!"- начинает казаться не такой уж и дикой.
Про себя.Шепотом. В темноте под одеялом. Пока что.
На просьбу о вызове консультанта кто-то презрительно и насмешливо фыркает и Грант немедля разворачивается на носках ботинок, смотря на шутника и тем самым обещая ему если не Пелену Смерти, то как минимум разряд Круцио в воспитательных целях.  С Краучем она договорится. И ей верили, даже без слов: эта может.
-Займитесь, мистер Финиган, и поживее: мистер Гамп желает видеть на допросе своего консультанта. Если по окончанию нашей  аппарации сова не будет на половине пути, вы займете ее место лично. Для дополнительной мотивации: бе-гом.
На этом моменте на подозреваемого , обычно, накладывались чары, чтоб не сбежал, но какие могут быть чары, когда благородный сэр сам, можно сказать, вприпрыжку идет? Хит-визарды немного расслабляются, когда стало ясно, что начальница и человек, который убил (возможно убил! Никогда не стоит забывать о формулировках, болваны!) с такой изощренной жестокостью  Спотифая, сейчас уйдут; начинают заниматься обычными следственными процедурами, не нарушая указаний старшего по званию. Но выйти из подвала Мюр Томасу не позволяет, останавливая еще у подножия лестницы. Она желает его невиновности всем сердцем, которое сейчас, по инструкции, у нее должно замереть и не биться до конца допроса. Но они оба играют в эту игру по чужим правилам, которые отлично знают.
-Мистер Гамп, я прошу вас сдать свою палочку. По окончанию дачи показаний она будет возвращена в соответствии с установленной процедурой,- она протягивает руку в перчатке и едва разжимает пальцы:чертов холод, чертовы травмы. Работа хит-визарда никогда не относилась к классу безопасных и полезных для здоровья,- Так же, перед аппарацией мы обыщем вас,- и это не вопрос. Она даже кивает хит-визарду, который будет это делать. Тот кивает, и подходит для проведения обычной, в общем то, проверки .
-А табель я тебе припомню,- прищур у нее мерзкий, но- свой. Только для Гампа, который, она знает, все прекрасно поймет.

Отредактировано Murren Grant (Пн, 13 Фев 2017 21:00:43)

+4

9

На хихиканье в толпе хит-визардов, Гамп этично не обращает внимание. Конечно, при других обстоятельствах, в другое время, он бы с легкостью оставил без внимания необходимость в присутствии консультанта, но не сейчас. В рядах Пожирателей неоднократно ходили рассказы о том, как какого-то невиновного парня посадили в Азкабан просто из-за того, что давление Министерства было слишком велико, а поймать настоящих Пожирателей никак не получалось. Путали и теряли настоящие показания, корректировали воспоминания, да что только не происходило, лишь бы избавиться от этого «толку от вас ноль». Так что, несмотря на безмерное доверие к старшему хит-визарду Грант, не было лишним обезопасить себя от остальных участников движения правопорядка.
На него не накладывают дополнительных чар, для увеличения безопасности, что, пожалуй, странно. Ведь все, кроме, возможно, Мюррен считают его опасным убийцей и при этом оставляют руки свободными. Чтож, он не против, ему вполне комфортно оставаться человеком, а не загнанным в сети зверем. Да и поведение его вряд ли можно назвать диким или буйным. Мимо взгляда целителя не проходит то, с каким трудом девушка разжимает пальцы. В глубине души Томас надеется, что Мюррен хоть немного следит за своим здоровьем, изредка посещая профилактически осмотры, но для того, чтобы этим интересоваться, они находятся в совершенно неподходящем месте и времени. Вместо лишних вопросов, он молча протягивает девушке палочку. Без нее становится как-то не уютно, чуть беспокойно и появляется это бессмысленное чувство назревающей опасности. Обычная игра психики и сознания, не более, но побороть ее получается с трудом.
Он замечает этот типично Грантовский прищур, от чего уголки его губ чуть приподнимаются. Но нет времени для лишних действий и Гамп коротко кивает в знак своего согласия на обыск. При себе он всегда имеет один определенный комплект вещей: палочка, трубка с табаком, семейные карманные часы Гампов. Когда хит-визард вытаскивает из кармана жилета часы, Томас чуть хмурится. С данной вещицей он расставаться не любил, выходя куда-то без нее только если для того, чтобы принять ванну. Часы были их фамильной реликвией, зачарованной на то, чтобы приносить удачу. Натертая до блеска крышка с гербом Гампов только и успела блеснуть перед тем, как ее небрежно бросили в мешок. Так и хотелось сказать мужчине, чтобы он был аккуратней, все же не кусок черствого хлеба в сумку засовывает, но самообладание взяло верх. Все приняло какой-то суматошно-спокойный формат. Сотрудники правопорядка крутились вокруг, делая какие-то записи, кто-то направился наверх. Если бы не труп, который все, казалось, избегали, возникало чувство, будто это обычная рядовая проверка, на предмет поиска темных артефактов и запрещенных компонентов для зелий. Дом, в котором ничего никогда не происходило. – Мисс Грант, какие-нибудь еще процедуры или мы можем направится на допрос, чтобы я мог вернуться к своим пациентам? – Это не возмущение, скорее обычный интерес человека, уверенного в своей невиновности.

+2

10

Мюр Грант любит свою работу. Может быть, не полностью, не принимая какие-то отдельные ее части, но осознание, что она делает важное дело, что порой- спасает и устанавливает порядок- снимают все вопросы и сомнения. Поэтому весь дискомфорт от того, что приходится арестовывать друга, остается на заднем плане.  Грант в глубине души надеется, что Томас оправдается. Нет, не так: что Томас окажется невиновным. Как надеялась в отношении любого другого близкого человека. Но она за два года повидала столько предательства, грязи и абсурда, что готовится ко всему. Не Готова, но готовится.
-Процедур предстоит много,- она вздыхает и пропускает Гампа вперед, держа свою руку  в готовности применить палочку по первому подозрению. Не для себя или запугивания Тома- для нервных, напуганных сотрудников,- Вашим пациентам придется подождать установленное законом время.
Она берет его за плечо, за ней и впереди - несколько сопровождающих хитов. Как и положено. На ее прихоть, в виде не скованных рук подозреваемого, все смотрят с нервозным неодобрением, но кто бы стал спорить с начальством? Несколько шагов вне дома, вне защитных заклинаний, чтобы со следующим вздохом- аппарировать.
Трансгрессия всегда была коньком Мюррен. Ее талантом, многим кажущимся весьма заурядным. Кажущимся ровно до тех пор, пока не придется спасать им жизнь в бою. Она делает это так же легко, как дышит, с легкостью меняя направление, если потребуется. Путешествовать с ней всегда легче, чем с другими, именно поэтому она сама и держит Томаса. Может статься, что больше у нее не представится такой роскошной возможности: положить руку другу на плечо.
Аппарировать прямо в Министерство нельзя, поэтому хит-визарды пользуются камином в специальном наблюдательном пункте, Бог знает, как далеко расположенном. Грант молчит, не пытаясь говорить, даже приказов не отдавая хиты действуют слаженно, не раз и не два сопровождая преступника (подозреваемого, подозреваемого!)  в управление для допроса. И за эту рутину сейчас она благодарна- не приходится думать больше, чем хочется.
Управление переполнено, теперь работы всегда через край, аврал- перестает иметь хоть какое-либо значение, кроме повседневного. Они проходят суетливыми коридорами мимо кабинетов, зал следователей, детективов, где за заваленными делами столами сидят хиты, подозреваемые, орут пойманные с поличным и негодуют те, кто еще храбрится. С виду это кажется бардаком. Только специалист знает, что за этим хаосом скрывается работа, анализ,  и как из гор бюрократической волокиты на свет проглядывает правда и закон. Не всегда, конечно же нет. Но люди сделаны не из металла, и  делают все, что в их силах. А такие, как Мюр Грант нужны, чтобы принимать решения и создавать видимость, что сделать больше-вполне по силам. Знали бы они все, как она от этого всего иногда..
Шум и возня, возникшие прямо на их пути - несущийся здоровяк, в которого со спины летят заклинания. Хит-визарды впереди Мюррен так же бросаются наперехват, но у нарушителя спокойствия в роду по меньшей мере великаны, отнюдь не маленькие хит-визарды кажутся на полторы головы ниже. Грант не питает иллюзий по поводу того, что она, едва равняющаяся даже с Томасов в росте, при каблуках, сможет вот так остановить буйного.
-К стене!,- командует она, отпуская Гампа и вверяя его охрану  двоим за их спинами.
Женщина выхватывает палочку, направляет ее, улавливая момент, когда под удар не попадется никто из своих.
-Impedimenta ,-  преступник, уже разворотивший несколько дверей и дубовый косяк, замедляется, точно муха в патоке.
- Conjunctivitus!,- какой-то стажер решает помочь, и под злобный вскрик мисс Грант сводит все ее усилия на нет.  Бугай шалеет от злости, предыдущее заклинание спадает с него и он мечется в сторону, хватая молодого идиота за шкирку и швыряя в Мюр. Встреча со стеной под весом чужого тела могла бы быть терпимой, если бы локоть правой руки не бьется о стену и Мюррен не орет от судороги, которая прошивает конечность. На несколько долгих секунд у нее перед глазами пляшут звезды, раз, два, три - кажется, что на глаза надели шоры, а хруст до сих пор стоит в ушах. Руку дергает, но пальцы все ж таки шевелятся. Она отпихивает от себя стажера, поднимается  в полный рост и  направляет палочку на спину рвущегося к выходу (и о ужас- в сторону Томаса и хит-визардов) детины.
-Castra amenable,- она это выплевывает с такой интонацией, с какой лучше бы произносить Avada Kedavra.
Преступник спотыкается и замедляется, вертя тупой башкой и матерясь все меньше. Грант не сводит ни глаз, ни палочки, ей еще больно, но срываться нельзя. Хиты, наконец, догадываются применить обездвиживающее и тело грохается на пол, поднимая пыль, выбитую из стен и дверей. Мюр выдыхает., прижимает руку с палочкой к груди и чувствует, что рубашка на спине вся взмокла, а на лбу- холодная уже испарина. Она вяло кивает сопровождению Томаса, чтобы подозреваемого продолжили вести. Сама же, равнодушно переступает через бессознательного стажера, нагоняя свой поредевший эскорт.
-Отведите мистера Гампа в допросную. Как только прибудет консультант, немедля сопроводите его  туда же. У дверей вытавить охрану, к подозреваемому не входить и с вопросами не обращаться,- не хватало еще, чтобы еще кто-нибудь...Ох, черт бы их всех побрал, ротозеев,- Я буду через три минуты.
Она не оборачивается, только по темпу стука каблуков создавая видимость, что не бежит. На самом деле, она с таким рвением  стремится в кабинет и запирается там, что это почти жалко. Грант скидывает мантию, недовольно ведя плечами под кобурой поверх черной блузы, стаскивает перчатку с правой руки и с минуту матерится, разминая еще пульсирующую ладонь и локоть. Ей бы в Мунго, но ее паранойя не позволяет ей довериться хоть кому-либо, а колдомедик отдела не должен знать, что она работает с ранением. Отдел ее больничного не переживет, она в этом уверена. Но после сегодняшнего что-то сделать надо, а то в следующий раз она палочку не удержит. Черт, палочка...Ее надо сдать вместе с вещами подозреваемого. Мюр собирает себя по кусочкам, вытирает влагу под глазами, оправляет одежду и идет выполнять все эти мелочи, прежде чем вернуться в допросную. К назначенному времени она опаздывает секунд на тридцать.
Консультанта еще нет. Грант перед дверью надевает перчатку обратно и толкает тяжелую створку, запирая изнутри. За матовым зеркальным стеклом кто-то должен быть из наблюдателей. Она направляет палочку и поверхность заволакивает туман, еще пара манипуляций- и допросная изолирована от подслушивания.
-Пока не для протокола,- она не поясняет, скорее - ставит галочку для себя, и садится на стул,- Ты сказал, что у тебя не было выбора. Рассматривать ли мне это, как признание? Как только сюда войдет твой юрист, я ничего сделать не смогу, Том. Не то чтобы сейчас могу: ситуация скверна. Твой дом, труп, ты рядом с трупом.
Она на него смотрит и чувствует усталость. Будь на месте Гампа другой, она бы уже перепоручила допрос кому другому, но не может. Не позволяет себе.

+2

11

Не проходит и пяти минут, как они оказываются в главном Управлении. Работа вокруг кипит. Все это похоже на рой пчел, кропотливо собирающих информацию, трудящихся на благо общего дела. Данные, которые они здесь получают, как мед, самые сочные признания пойдут прямо на стол Министу, те, которые окажутся не такими сытными легко подтолкнут к другим догадкам. Так выглядит реальная работа и работу эту Томас уважал. Опасность и работа мозга, что может быть лучше? Гамп с любопытством заглядывает в открытые двери многочисленных кабинетов. Как ребенок, вдруг ставший свидетелем появления Рождественского волшебства. Несмотря на то, что в работе сталкиваться с хит-визардами ему приходилось достаточно часто, в Управлении он раньше не бывал. Все разговоры происходили на базе больницы и выглядело это скорее, как описание полученных пациентом увечий. Короткая беседа, такое же быстрое рукопожатие и прощание, а потом вновь погружение в дела. Быть может, впервые оказавшиеся в Мунго видят заведение точно таким же суетливым, как Томас видел сейчас обитель хит-визардов. На мгновение Гамп даже забывает истинную причину своего тут нахождения, увлеченный всей этой кипящей в Управлении жизнью.
Надолго расслабиться не выходит, ведь прямо навстречу сопровождающей «особо опасного преступника» группе движется огромный человек. Судя по размерам, полувеликан, не больше. Однако, если данная особь выросла среди великанов полноценных, что вполне вероятно, судя по его поведению и несвязным крикам, опасности от него может быть немало. Мюррен спихивает Гампа каким-то парням, напуганным и растерянным. Размеренная рабочая суета превращается в лишенную тактики суматоху, от которой возникает восхитительная возможность всем быть раздавленными, разорванными и лишенными конечностей. Про великанов из курса изучения тварей Том помнил не так много, но что только не вспомнишь в экстренной ситуации. Вдвойне экстренной, учитывая тот факт, что палочку у него отобрали. – Спутать ноги и показать несколько простейших магических фокусов. – Совершенно конкретная фраза появляется в голове не просто текстом, она произносится голосом преподавателя курса, буква в букву, ударение в ударение. Он не успевает ничего возразить, ведь последнее что он видит – как громадина со всей дури бросает в Мюррен какого-то мужчину, как она морщится, хватаясь за руку. Всего несколько мгновений, пока его не прижимают лицом к стене, закрывая голову руками. Поразительная безалаберность и неумение ставить приоритеты. Их начальника чуть ли не убивают, а они беспокоятся о сохранности тела человека, который даже не собирается никуда бежать. Теперь можно полагаться только на слух, ведь обзор ему закрывают два крепких тела. Звучит еще несколько заклинаний, после чего устанавливается тишина. Голос Грант твердый, но в нем чувствуется усталость. Томаса начинают вести дальше так, будто ничего и не произошло. Он оглядывается через плечо лишь для того, чтобы увидеть, как вдаль торопливо уходит знакомая фигура.
Допросная комната оформлена в светлых тонах, чем-то напоминает помещение для простых колдомедицинских манипуляций, только интерьер беднее. Стол, два стула, большое стекло на стене. Должно быть из-за него кто-то будет наблюдать. По крайней мере так он всегда это представлял. Его оставляют одного. Видимо авторитет Грант здесь настолько велик, что хиты, следуя ее примеру, оставляют его без сковывающих заклинаний. Будь на его месте кто-то другой, должно быть, уже попытался совершить попытку бегства. В сознании Томаса данный поступок вряд ли привел к чему-то хорошему, потому он присаживается на один из стульев, располагая руки на подлокотниках. Осталось дождаться друга и консультанта, после чего ответить на все необходимые вопросы и отправиться дальше по более важным делам. Несмотря на всю его уверенность, волнение чувствуется, хоть и забитое как можно глубже, но отрицать его нет никакого смысла. Он здесь, его будут допрашивать, не исключено что местные служители захотят влезть ему в голову и хорошенько там покопаться. Чуть нахмурившись, Гамп наблюдает за черной точкой на противоположной стене. Полная отрешенность от внешнего мира, остаются только он и эта точка, постепенно начинающая походить на муху. Раньше он расслаблял таким способом голову во время обучения. Нужно всего несколько минут тишины. Несколько минут, которых у него не было из-за того, что в допросную зашла Мюррен.
В первую очередь, он переводит взгляд с точки на стене на руку в перчатке. На первый взгляд ока кажется слегка раздувшейся, более пристальное наблюдение это только подтверждает. Девушка выполняет необходимые действия со стеклом, лишая тех, кто находится по ту сторону, возможности слышать и видеть происходящее. Гамп почти готов поспорить, что парочка особо впечатлительных хитов уже начали представлять, как Томас быстро и кровожадно расчленяет Грант, пользуясь моментом. Когда Мюррен присаживается напротив, Том наконец переводит взгляд с ее руки на лицо.
- Жюль не мой юрист, он мой друг, на которого я могу положиться. – Небольшая правка, не заумная, просто для большего понимания дела. Он не намерен прибегать к юридической помощи. Просто не за чем. Намного больше его занимает вопрос. Вот так обычно в органах правопорядка трактуются сказанные слова, без суда и следствия. Чистосердечное признание. Будь на этом месте кто-то другой, он бы повторил свое требование вести разговор только в присутствии консультанта, но его доверие к Мюррен было выше убежденности в принципах хранителей закона. – Не для протокола могу со всей уверенностью сказать, что Круцио, порой, бывает в сотни раз слабее простейшей угрозы. Могу только искренне порадоваться за тебя, если ты не понимаешь, что я имею ввиду. – Волшебник кладет ладони на заднюю сторону шеи и чуть наклоняет голову влево, от чего шейные позвонки выдают глухой хруст. – Рябиновый отвар на основе бадьяна и коры волшебной рябины. Все ингредиенты можно найти на заднем дворе любого загородного дома. – Он кивает на руку в перчатке, сохраняя совершенно серьезный вид. – Залечивает практически любые ранения, в изготовлении простой, сможет сделать даже второкурсник Хогвартса. – Конечно же он знает, что Грант недолюбливает докторов. Знает точно также как знает, что если не залечить руку вовремя, то можно спокойно остаться без нее.

+2

12

Мюррен не комментирует ничего, она слушает, смотрит, и молчит. Ей, признаться честно, глубоко наплевать на то, кто там его консультант. Ей, признаться честно, было бы одинаково плевать и на Круцио, и на угрозы. Ей плевать даже на тупую пульсацию  в руке, она не должна обсуждать с подозреваемым что-либо, помимо дела. Как и экранировать допросную. Мюр Грант многое делает из того, что не должна. Но если это приносит результаты, то почему бы и нет?
Она поднимает руку, кажущуюся сделанной вовсе не из плоти и крови в матово-блестяще коже перчатки, медленно, тщательно контролируя выражение собственного лица, сжимает пальцы, до предела, до упора , пока может держать кулак без того, чтобы заорать и задрожать. А потом так же задумчиво наблюдает за тем, как пальцы, деревенея от слабости, разжимаются, медленно, и уже совсем не верно. У локтя вспыхивает тупое, обжигающее кольцо боли, но это можно еще контролировать. Все это время, она на него не смотрит. Так это выглядит. Все  ее внимание на перчатке, а перчатка весьма удачно поднята на уровень ее глаз. Его глаз.
-Не в этот раз, Том,- она слегка улыбается, убирая ноющую конечность,- Ты у нас, конечно, светило науки, но то, что может сварить и второкурсник, могу сделать и я. И уж тем более испробовать без твоего совета. Хотя есть в этом некая ирония: я как раз собиралась к тебе. Едва ли это твой профиль, но кому бы как не тебе мне доверить свое разваливающееся тело? И вот теперь поди ж ты...
Ирония и впрямь весьма явная. Она не готова была доверять остальным в Мунго, а теперь и последний колдомедик, который в теории мог помочь, под следствием. Остается и дальше держать хорошую мину при плохой игре и скрывать все от брата и Саважа. Кто бы мог подумать, что она будет получать разнос за успешную попытку защитить их? А ведь завтра вновь все повториться и болеть будет больше.
Но это будет завтра.
Сейчас ей предстояло разобраться с проблемой куда большей.
- Ты не можешь порадоваться за меня, ты ни черта не знаешь ни обо мне, ни о угрозах, Гамп,- она многим пожертвовала, чтобы внести в эту дурацкую войну свой вклад, чего уж греха таить. Ив то, чтобы обезопасить семью, которой у нее теперь не осталось. Кай, да Дункан. И те каждый день на волосок от гибели.,- Но сейчас не об этом: почему в подвале твоего дома - труп Тревиса Спотифая? Что значит "у меня не было выбора"?

+3

13

Томас наблюдает за цирковым представлением с рукой без улыбки. Взгляд его сосредоточен не на конечности, его внимание приковано к лицу Мюррен Грант, всеми силами пытающейся показать, что все в норме. Выглядит это печально, но раз уж ей не нужна помощь, настаивать и бросаться в это дело он не собирается. В конце концов нельзя помочь человеку, не нуждающемуся в помощи. Пациент приходит к целителю сам, в крайнем случае вызывает колдомедика на дом. Гам не в состоянии представить ни одну вселенную, в которой целители бы врывались в двери чужих домов с криками о том, что кому-то в помещении необходима экстренная помощь. Отсюда и процент смертности, в большинстве случаев следующий из побочной мысли о том, что болячка пройдет сама.
Время кажется кисельным, медленным и тянущимся. Очень непривычное описание, учитывая, что последние несколько месяцев летели как сничт по полю для квиддича: быстро и ярко. Дальнейший тон беседы ему не нравится, даже несмотря на то, что перед ним Грант, даже несмотря на то, что она, возможно, правда хочет ему помочь. Если бы это была беседа в гостиной Хогвартса или библиотеке, он бы только посмеялся, но на данный момент он находился в Управлении, где каждое слово имеет свой вес, а вес этот может оказаться слишком тяжелым для его дальнейшей судьбы. Спустя столькие годы после окончания Хогвартса, о Мюррен грант с уверенностью он мог сказать только две вещи: ей все так же можно доверять, и она сделает все, что необходимо для выполнения дела. И раз уж беседа переросла в такое русло, пытающееся воздействовать на эмоции, Том лишь нахмурился, откинувшись на спинку стула.
- Старший хит-визард Грант, я закрою глаза, на то что вы игнорируете мою просьбу вести допрос исключительно в присутствии моего консультанта. Однако, когда весь этот фарс закончится, я, как законопослушный гражданин, буду вынужден обратиться в отдел магического правопорядка для разъяснения причин по которым сотрудники сектора борьбы с неправомерным использованием магии врываются в дома волшебников, в которых по определению не может быть магглов, после чего пытаются выполнять, опять же, работу не своего отдела, устраивая импровизированные допросы в фривольной манере поведения. – И как бы тепло он не относился к Мюррен Грант, сейчас не та ситуация, чтобы шаркать ножкой, идти на уступки и, согревая нутро воспоминаниями, рассказывать все происходящее в подвале Гампов.
На этой прекрасной ноте раздается стук в дверь и доносящиеся извне возмущения, приправленные картавостью буквы «Р». Эту манеру разговора, пропитанную цитатами из законов и щедрыми метафорами об отвратности происходящего, Томас мог бы узнать, даже если бы его разбудили глубокой ночью в состоянии опьянения. – Будьте добры, верните комнате первоначальные свойства, не хочется, чтобы кто-то думал, что здесь обсуждается что-то противозаконное.

+1

14

Мюррен слушала и  слышала. Гамп совершил для нее нечто вроде открытия, но вряд ли настолько большого, которым принято называть "Открытие Америки". Проще говоря, чего-то в таком духе она ожидала. Не была готова, но ожидала.
Чего она никак не могла предугадать, так это грубейшую, глупейшую ошибку. Не мог быть один из лучших колдомедиков Мунго, лучших выпускников Рэйвенкло перепутать теплое с мягким. Не мог и все тут! Но приходилось верить своим ушам, верить и смотреть на подозреваемого с невозмутимой учтивостью.
Гип-гип ура ей!
-Как вам будет угодно, мистер Гамп,- Мюр встает, спокойно отодвинув стул, но не уходит. Снять защиту с допросной- дело секундное. Но вернуть долг, столь бесцеремонно отхлеставший ее пощечиной на желание помочь - дело чести, как говорит Дан,- И коль скоро мы перешли к протоколу: капитан Грант.
Мюррен кладет руку на пояс клетчатой юбки, на значок и уходит к двери, стуча, чтобы ту открыли перед ней: массивная бандура для ее руки теперь тяжеловата. И сразу приходится брать быка за рога, потому что с порога ее пытаются снести. Снести Грант при исполнении а на каблуках? Счастливые мечтатели.
-Месье Лоэ, я полагаю?,- "мистер" консультант (консультант ли?) этот эмоциональный лягушатник пока не заслужил. Мюр даже Саважа величала высокопарным "месье", пока не решила, что выкопанных скелетов из его шкафа ей вполне достаточно, чтобы ему доверять,- Превосходно. Капитан Грант, глава сектора борьбы с неправомерным использованием магии.  Месье Лоэ, прошу вас подтвердить свой статус юристконсульта мистера Гампа, имеющего право представлять его интересы. И предъявить документы, способные сделать это возможным. Если вы не являетесь официальным юристом мистера Гампа, но желаете представлять его интересы- форма три ждет вас для заполнения. Только после этого вы будете допущены к подозреваемому.
Друзей здесь в допросных не держат, разорется- пойдет как соучастник. И Томас может сколько угодно идти в ОМПП и подавать жалобу на нее....ей же. Благо, в самом ОМПП и сидит.
-Господи, это твоя дурная шутка?
-Мистер Финиган, сообщите родственникам мистера Гампа о его задержании, насколько я знаю, двух часов еще не прошло, но не вижу смысла нервировать людей  и тянуть. И наденьте наручники на подозреваемого.
Она не говорит " что-то мы отклонились от протокола", просто потому, что сама это допустила. Но сию оплошность исправить легко, а вот распутать этот клубок,   в который она уже и не рада, что ввязалась. Она не дает Лоэ войти, пока тот не соблюдет все условия (вполне законные, к слову, а ведь могли и с порога завернуть, скажи она про "друга", но не мелочиться же, в самом деле), что она только что озвучила. В допросную войдут только хиты с зачарованными наручниками и только, и так же спокойно выйдут, занимая пост у двери. Без суеты. Без страха. Привычно.

+2


Вы здесь » Marauders. No Mercy » UNFOGGING THE FUTURE » разве я похож на убийцу?